Общественно-политическая газета
Сейчас в Баку 20:14

главная | политика | экономика | точка зрения | общество | за рубежом | культура | спорт
медицина | образование | история | простые вещи | телегазета | интервью | турклуб | за горизонтом | люди | очерк | природа

Природа не создала ничего более прекрасного, чем пещеры

На вопросы echo.az отвечает спелеолог из Израиля Парвиз Гурбанов

02.04.2016   интервью  

О.БУЛАНОВА
  Природа не создала ничего более прекрасного, чем пещеры  

У нашего сегодняшнего собеседника Парвиза Саидовича Гурбанова одна из самых загадочных и романтических профессий: он спелеолог, доктор геологических наук. Уже много лет он живет и работает в Израиле, а в Израиле, как известно, пещеры имеются. С давних пор пещеры манят людей не только богатствами, но и тайной непознанных, скрытых от глаз пространств. Под каменной толщей гор простирается целый мир, куда никогда не проникал солнечный свет. Причудливый и порой небезопасный, он продолжает привлекать бесстрашных исследователей.

- Спелеология - это увлечение или работа?

- Это увлечение, которое у кого-то переходит в основную профессию - после получения соответствующего образования. Высшего - хочу отметить! Вообще спелеология - это раздел карстоведения, наука, которая изучает пещеры, их происхождение, формирование, эволюцию, процессы, которые в них происходят, и т.д. Она стоит на стыке многих и многих наук: геологии, гидрогеологии, геоморфологии, биологии, палеонтологии, минералогии и многих других.

Спелеология дает очень много другим наукам. Вот, например, по останкам животных и растений в пещере можно понять, каким был климат на планете в далекие времена, составить представление о тогдашней флоре и фауне. По найденным минералам понять, как формировалась наша планета, какова она "с изнанки". По человеческим останкам понять возраст человечества в целом. Иными словами, спелеологи помогают пролить свет на далекое прошлое археологам, палеонтологам, гидрологам и другим специалистам.

Один чешский археолог - Скленарж - очень метко заметил, что пещеры - это окаменелая память человечества. Он был абсолютно прав, потому что максимально полно понять, что хранит эта "летопись", можно только под землей: на поверхности "окаменелая память" разрушается несравнимо быстрее.

- Спелеология и кейвинг - это одно и то же?

- Слово "кейвинг" пришло к нам не так давно из английского языка, и теперь очень часто происходит смешивание понятий "спелеология" и "кейвинг". Спелеология - наука, а кейвинг - это своего рода экстремальный вид спорта, связанный с обнаружением, прохождением и описанием пещер. В некоторых странах кейверов даже не страхуют - настолько этот вид "развлечения" опасен.

В английском языке эти два понятия четко разграничены: есть научная спелеология - speleology, а есть спортивная - caving. Недавно появилась еще и спелестология, она занимается исследованием искусственных подземных сооружений: древних и современных городских коммуникаций, горных выработок и т.п. В этом плане она сродни диггерству.

- Получается, кейвинг - это своего рода развлечение?

- С одной стороны - да. Это возможность проверить себя, преодолеть свои страхи, самореализоваться, получить невероятно острые ощущения, мощнейший выброс адреналина, почувствовать единение с природой, сделать красивые фотографии. Это эйфория, которая несопоставима ни с одним из экстремальных видов спорта, ни с одним из спортивных достижений, потому что тут присутствует еще и эстетическая составляющая: мир пещер красив неимоверно!

Но самое главный кайф для кейверов - это быть первыми, совершить, пусть маленькое, но настоящее географическое открытие. Их хлебом не корми - дай найти или новые пещеры или новые ходы в старых, дай почувствовать себя первопроходцем. Ведь неизвестные пещеры - это в полном смысле слова белые пятна на нашей планете, терра инкогнита, куда никогда не ступала нога человека.

Ну, или современного человека, потому что кейверы иногда обнаруживают пещеры, в которых много тысячелетий назад жили люди. Кейвинг - это романтика, которой в наше время почти не осталось места. Ну вот где сейчас можно почувствовать себя Колумбом?!

Кейверы - люди, в основном, молодые, потому что пожилому человеку в экстремальных ситуациях, где нужна сила, выносливость, прекрасная физическая подготовка, зачастую делать просто нечего. Хотя бывают исключения...

С другой стороны, по результатам работы кейверов очень часто работают ученые-спелеологи: если кейверы что-то обнаруживают, то информация попадает к специалистам. Потому что если это серьезный кейверский клуб, а не просто любители полазать под землей, то ребята составляют планы и разрезы пещер, обозначают выходы подземных туннелей на поверхность, составляют опись находок, в том числе археологических, и т.п.

- А кейверы в обнаруженных пещерах с каким-то древним поселением типа как в Денисовой пещере ничего не напортят?

- У кейеров, у спелеологов есть своего рода кодекс чести: на поверхность ничего не выносить, от сталактитов-сталагмитов кусочки не откалывать, остатки древних поселений (если они обнаруживаются), следы стоянок древних людей, рисунки на стенах не трогать.

- А спелеотуризм к какому направлению относится?

- Это от слова "туризм", тут все понятно. От кейвинга спелеотуризм отличается тем, что туристов в новые, неизведанные пещеры не водят - опасно.

- В спелеотуризме тоже есть свои категории? По принципу мастеров спорта по туризму?

- Да, там есть свои нормативы, тренировки, категорийные прохождения, после которых присваиваются определенные разряды.

Еще есть как бы бытовой спелеотуризм. Это когда людям просто интересно побывать в пещерах - для ознакомления, из любопытства. На экскурсии они туда ходят! (Смеется) Таких никто в серьез не воспринимает - ни спелеологи, ни кейверы. Кстати, настоящие кейверы никогда себя спелеологами не назовут.

Такое самоназвание - верный признак того, что ты "чайник". Однако откройте сейчас Интернет, наберите в поисковике "спелеолог", и вам вылезет огромное количество рассказов о "спелеологах" на форумах, интервью на сайтах со "спелеологами", которым лет по восемнадцать и которые несколько недель тренировались в каком-нибудь клубе и гордо называют себя спелеологами. А все потому, что, во-первых, невежественные люди (и журналисты, и кейверы) не разбираются в предмете, а во-вторых, в языке постоянно происходят семантические подмены понятий. Что опять же от невежества.

Этим я нисколько не умаляю заслуг кейверов! Я прекрасно к ним отношусь, со многими знаком, очень их уважаю, мне импонирует их увлеченность и преданность к делу, я преклоняюсь перед их спортивной подготовкой. Более того, я еще не встречал среди них плохих людей. Там происходит какой-то естественный отбор, что ли... Когда люди долгое время находятся в замкнутом пространстве, на виду друг у друга, да еще и в экстремальных ситуациях, очень сложно утаить о себе что-то плохое, выставить себя не тем, кто ты есть на самом деле.

Если ты трус, эгоист, то тебя очень быстро раскусят. И никогда больше не пойдут с тобой. Перефразируя Высоцкого, можно сказать: "Вниз таких не берут, и тут о таких не поют".

- Когда вы поняли, что хотите стать спелеологом?

- Да практически в детстве. Первыми моими пещерами (если их можно так назвать) были всякие тайные закутки в Гобустане. Мы туда еще мальчишками лазили. Потом мы с родителями поехали в Нахчыван, в пир Асхаб-Уль-Кахф. Это, я вам скажу, просто чудо! Это мое самое сильное впечатление из детства.

- Я вас понимаю... У меня это самое сильное впечатление из взрослого возраста!

- Очень хорошо! Тогда не нужно ничего пояснять: у меня от Асхаб-Уль-Кахфа просто крышу снесло. Хотя подземной пещерой это назвать нельзя, но тогда я понял, что пещеры - это моя слабость.

После, в 1966 году, была Азыхская пещера. Про эту уникальную находку на территории Азербайджана можно не рассказывать - все знают, что там было найдено. На эту палеонтологическую стоянку меня пустили археологи. Они там проводили раскопки до начала восьмидесятых. Сейчас там хозяйничают сами знаете кто. Плюс иностранцы - англичане, испанцы...

Потому были Алларская пещера в Ярдымлинском районе, потом Бузеирская в Лерикском. Потом еще несколько. Я бы, возможно, облазил и изучил бы их все, но в 1971 году, когда я вернулся из армии, наша семья уехала в Россию, где я получил высшее образование на геологоразведочном факультете Иркутского политехнического института, ходил в секцию спелеологов, работал по специальности - геологом, потом спелеологом.

В середине девяностых я уехал в Израиль и продолжаю жить здесь и сейчас. Работа, слава Богу, есть, хотя я уже пожилой человек, на пенсии, но тут пожилым, если они хорошие специалисты, не только почет, но и дорога. (Смеется)

- Любые науки, возникающие на стыке других наук, как правило, существуют не так давно. К спелеологии это тоже относится? Когда она возникла?

- Довольно давно. Принято выделять четыре периода ее становления. Первый - в шестнадцатом-семнадцатом веках, второй - в восемнадцатом, третий - в девятнадцатом, и последний, четвертый, на рубеже девятнадцатого и двадцатого. Второй принято называть периодом просвещения, ибо уже тогда стало понятно, что изучение пещер может принести пользу многим наукам.

Третий принято называть романтическим. К его концу спелеологи открыли и исследовали уже несколько тысяч пещер. Они лежали, что называется, на поверхности, то есть были легкодоступными и, как правило, небольшими. Когда же исследователи стали проникать глубже, они поняли, что столкнулись с совершенно непознанным миром, зачастую опасным, но страшно привлекательным и, несомненно, могущим принести пользу науке.

Любители стали уступать место профессионалам. Самое первое общество спелеологов возникло в 1879 году в Вене. Оно называлось "Объединение исследователей пещер" и ставило перед собой исследования австрийских пещер. И тогда же, кстати, встал и вопрос туризма, потому что люди очень быстро поняли, какую выгоду это может принести.

Потом объединились и немецкие исследователи пещер, за ними - итальянские. Слова "спелеология" тогда еще не существовало, его в 1890 году предложил исследователь Ривьер - от греческого слова, которое переводится как "пещера".

Четвертый период, который принято называть классическим, связан в первую очередь с французским геологом, картографом, ставшим впоследствии знаменитым спелеологом Эдуардом-Альфредом Мартелем. Он считается основателем спелеологии как науки. Он же и узаконил название этой науки. Именно его работа и работа основанного им в Париже Спелеологического общества Франции вызвала к спелеологии повышенный интерес во всем мире. Им восхищались, ему подражали, спелеологические общества возникали по всей Европе и в Америке.

Но Эпохой Великих спелеологических открытий стал все-таки двадцатый век, точнее, его вторая половина. Тогда уже появились технические средства, которые позволяли проводить под землей больше времени, появилось специальное снаряжение, приборы.

Спелеологические объединения и союзы уже имелись в более чем ста странах. Меньше чем за пятьдесят лет (до конца века) было проведено двенадцать Международных спелеологических конгрессов, в 1965 году был создан Международный союз спелеологов.

- А первые упоминания о пещерах в летописях к какому периоду относятся?

- Они встречаются еще у арабских историков и путешественников седьмого-десятого века.

- У спелеологов, наверное, существуют какие-то "табели о рангах"? Какие считаются самыми лучшими?

- Трудно сказать. Но одними из самых лучших считаются российские. Причем это идет еще со времен Ломоносова. Этот без преувеличения гениальный и разносторонний ученый внес огромный вклад в формирование знаний о пещерах и вообще о подземном мире.

Он доказал, что в формировании пещер основное место занимает физико-химический фактор, объяснил, каким образом появляются сталактиты и сталагмиты (осаждением кальцита из водного раствора), каким образом и почему в пещерах идет движение воздуха, как и почему там образовывается пещерный лед и т.д. Он организовал много профессиональных экспедиций для изучения пещер - и это при условии, что в конце восемнадцатого века в пещеры спускались только энтузиасты-любители, романтики пещер.

Современным же российским спелеологам принадлежат все последние мировые рекорды. Они спустились в две самые глубокие пещеры мира - Крубера-Воронью в Абхазии (2191 метр глубиной) и в Снежную тоже в Абхазии (1753 метра глубиной). И продолжают там работать.

- Какие пещеры в Израиле вам довелось изучать?

- Их много, я расскажу о самых красивых и значимых. Самая первая пещера, которую я увидел в Израиле, - это пещера Сорек в национальном парке Авшалом на западных склонах Иудейских гор. Это что-то невероятное! Сталактиты и сталагмиты в ней достигают высоты в четыре метра, переливаются всеми цветами радуги. Но писывать красоту Авшалома - неблагодарное занятие, потому что недаром говорят: лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.

Пещеру обнаружили случайно в 1968 году после взрыва в карьере, где добывался щебень. Рабочие подумали, что перед ними пещера Аладдина - так там все переливалось. По данным моих коллег, она невероятно древняя - образовалась более 25 миллионов лет назад.

Сейчас туда водят туристов, там провели освещение, теперь пещера напоминает декорацию к сказке. Это одна из самых посещаемых достопримечательностей страны. Интересно, что в пещере Сорек круглый год сохраняется особый микроклимат, из-за этого карстовые процессы продолжаются и многие сталактиты и сталагмиты продолжают расти.

Долгое время я работал в Шомронских пещерах. Они очень интересные, в них обнаружены древние стоянки человека. В пещере Касем, например, обнаружен очаг возрастом более чем триста тысяч лет, а еще в нескольких пещерах - каменные орудия труда.

Очень интересна пещера Малхам в восточной части горы Содом на юго-западном берегу Мертвого моря. Это соляная пещера, очень красивая. Она самая глубокая и протяженная из известных в мире пещер в отложениях каменной соли - 5447 метров длиной и 135 метров глубиной. В ней есть и сталактиты, и сталагмиты, и колонны.

- В каких странах вы побывали, изучая пещеры?

- Я очень много колесил по Советскому Союзу, был в Абхазии, в изумительной по красоте пещере Абрскила, в Крыму, на Сахалине, в Адыгее, в Краснодарском крае, на Урале, в знаменитой Кунгурской ледяной пещере. Всего не перечислишь. Из "импортных" пещер в рабочем порядке довелось побывать в пещерах Франции, Китая и Италии. А как туристу - в нескольких странах с самыми известными и красивыми пещерами.

- Сталкивались ли вы в пещерах с какой-нибудь живностью?

- Постоянно! В пещерах обитают летучие мыши - очень милые, симпатичные создания с чудесной мордочкой. Можно встретить лис, сонь-полчок - разновидность белки, каменную куницу, грызунов. Много змей, в подземных водоемах обитает рыба, рачки и другие обитатели вод, встречаются саламандры. О насекомых, пауках я уж и не говорю!

- Как они там все живут? Там же темно!

- Кому-то свет и зрение просто не нужно, как тем же летучим мышам, другие приспосабливаются и адаптируются к полной темноте, причем многие виды в процессе эволюции утрачивают органы зрения, а заодно и пигментацию.

- А привидения в пещерах обитают?

- Привидения обитают везде! (Смеется) Информация о них нашла отражение и в специфическом профессиональном фольклоре - легендах, байках, песнях. Например, из уст в уста ходит легенда о Белом спелеологе - этакий своеобразный аналог Черного альпиниста.

Спелеологи предпочитают этой легенде верить, вообще среди нас немало суеверных людей, которые никогда не будут в пещере насмехаться над Белым спелеологом или другим каким привидением, то есть будут относиться к нему с уважением. Потому что известно немало случаев, когда люди, поднимавшие на смех это суеверие, пропадали и их уже не находили.

Еще рассказывают о "пещерном духе". Вот в это я верю на полном серьезе. Я считаю, что везде есть свой дух места. Природа полна загадок, она живая, так почему бы не быть "духу пещер"? Его видели многие, и я в том числе. В моем случае это был некий человек, не сказать, чтобы полупрозрачный, но не совсем реальный, что ли... Вся наша экспедиция сидела в большой пещере в полном сборе, как вдруг в дали, в одном из тоннелей-ходов, отходящих от основного "зала", мы заметили что-то необычное - человеческий силуэт. Пещера (это было в Израиле) была небольшой, изученной, длинных ходов и лабиринта не имеющая. Однако некое существо мы все видели.

- Может, это был ваш коллега или турист?

- Коллеги и туристы в воздухе на глазах не растворяются!

- Ученые считают, что все видения в пещерах объясняются последствиями продолжительной и изнуряющей работой. Мол, от усталости все видения. Вы не согласны?

- Продолжительная и изнуряющая работа не только у спелеологов! Однако видят привидения и слышат какие-то таинственные звуки - шепот, речь, музыку - далеко не все, кто занят тяжелым трудом. Я, правда, склонен объяснять это слуховыми и зрительными галлюцинациями, которые под землей начинаются даже некоторых вполне здоровых людей. Ученые объясняют это изменением сознания, которое вызывает сама обстановка пещер: замкнутость пространства, темнота, прохлада, большая влажность, иногда полная тишина и другие факторы.

Время начинает ощущаться по-другому, то есть изменяется чувство времени. Возникают различные фобии, например, клаустрофобия. Мозг при таком стечении обстоятельств развлекается, грубо говоря, как может. Главное, это понимать, что это только игра твоего разума, а не реальность.

Однако это очень хорошее объяснение ни капельки не проливает свет на коллективные слуховые и зрительные видения, которые иногда случаются. Так что я считаю, что имеет место два момента: личные галлюцинации из-за перечисленных факторов, и реальные групповые видения, которые лично я не могу объяснить.

- А когда чаще всего возникают такие видения - днем или ночью?

- Когда как, особой закономерности лично я не вывел. Закономерность есть только одна: при выходе на поверхность все возвращается в норму.

- Кстати, а ночуете вы где?

- Опять же когда как. Если пещера неглубокая и выход на поверхность не затруднен, то, конечно, на поверхности, в разбитом походном лагере. Если же экспедиция в глубокие пещеры или в их отдаленные уголки, то она бывает многодневной, и ночуем мы тогда под землей. Для этого у нас есть специальное снаряжение, в том числе и спальные мешки.

- Есть ли затруднения с дыханием под землей?

- Как правило, нет. Пещеры же вентилируются. Иначе каким бы образом в них обитало столько живности? Но иногда встречаются невентилируемые пещеры, в которых может скапливаться и углекислый газ, и метан. Последнее вообще очень опасно. А избыток углекислоты дает головную боль, усталось апатию, сонливость. Если пробыть в них долго, можно, как говорится, угореть. Из таких мест специалисты либо уходят, либо работают в специальном снаряжении типа противогазов - это если по-простому объяснять.

- А чем вы питаетесь в экспедициях?

- Для перекуса в пещеру берут обычно воду, чай и кофе в термосах или горелку, чтобы вскипятить воду, если внизу есть пригодные для питья источники. Из еды горький шоколад, сгущенку, сухофрукты, орехи, то есть все, что не крошится, не гигроскопично и при этом питательно, содержит много калорий.

На базе, в лагере готовится очень хорошая еда, опять же содержащая много калорий. Потому что работа спелеолога - труд тяжелый, зачастую выматывающий, и хорошо после него подкрепиться - это просто обязательно. Тушенка с картошкой, рисовая и гречневая каша, борщ, другие супы, рыба (если есть рядом водоем), то есть вполне полноценная еда. И все та же сгущенка и шоколад. Я своих коллег подсадил на азербайджанские блюда, те, что готовятся быстро, без особого труда: куриный соус, чабанский плов.

- Мы заговорили о еде, и я вспомнила, как на одном из форумов мне попался комментарий какого-то кейвера о лунном молоке, увиденном в сахалинской пещере. Что это такое?

- Это такая белая желеобразная суспензия, которая образовывается на стенках и полу пещер. Она может быть в виде пленки, налета, потека. Если ее взять в руки и помять, она станет более жидкой, - это такое явление, называется тиксотропией. Лунное молоко получило свое название еще в середине шестнадцатого века, тогда же предположили, что это результат жизнедеятельности грибков, которые размножаются на известковых породах.

Сейчас известно, что лунное молоко содержит в своем составе карбонаты, иногда гипс или аллофан. Но как оно образовывается, его точная структура до сих пор не выяснена. Любопытно и то, что в одной из двух одинаковых пещер в одном районе с одинаковыми условиями температуры и влажности, образовавшимися в одних и тех же породах, лунное молоко может присутствовать, а в другой - нет.

Кстати, лунное молоко встречается в пещерах по всей планете, а не только на Сахалине.

- В самом начале вы сказали, что мир пещер неимоверно красивый. Что лично для вас является самым красивым?

- Этот вопрос сродни тому, какая музыка нравится больше всего или какой писатель. Как на такой вопрос ответить? Каждая пещера прекрасна по-своему! Многоцветная красота сталактитов и сталагмитов, иной раз поражающих своей вычурной формой, серебристый блеск льда или кварцевых пород на стенках, разнообразные по форме разноцветные кристаллы, прозрачнейшие и такие же разноцветные подземные озера...

А еще гигантские купала сводов, высоченные, в несколько десятков метров, подземные водопады опять же в несколько десятков метров высотой... Что из этого самое красивое?

Я считаю, что природа не создала ничего более прекрасного, чем пещеры. И я знаю, что тот, кто хотя бы раз туда попал, уже никогда не захочет расстаться с этим миром, он будет стремиться туда снова и снова.

02.04.2016   интервью  

Просмотров: 4150

Loading...



реклама

это интересно
Loading...