Общественно-политическая газета
Сейчас в Баку 18:17

главная | хроника | политика | экономика | точка зрения | общество | за рубежом | культура | спорт
медицина | образование | история | простые вещи | телегазета | интервью | турклуб | за горизонтом | люди | очерк | природа

Геноцид населения Азербайджана глазами грузинского историка

На вопросы Echo.az отвечает доктор истории, профессор Национального университета им. Шота Руставели Мамука ГОГИТИДЗЕ

25.04.2015   интервью  

Л.МУСТАФАЕВ
  Геноцид населения Азербайджана глазами грузинского историка  

- Как вы обрисуете ситуацию накануне геноцида населения Азербайджана в марте 1918 года?

- С января по март 1918 года большевики и ряд армянских националистических партий в целях развязывания мусульманской резни прибегали к различным провокациям и шантажам, козням и интригам, а Советские органы предоставляли армянам решающие посты правления в Баку.

Передовые деятели Азербайджана предчувствовали ожидаемую опасность. К концу Первой мировой войны христианское население Кавказа целенаправленно вооружалось.

В канун мартовской резни было обнародовано обращение Русского Национального Совета на Южном Кавказе к христианскому населению.

В обращении сообщалось, что с 11-го по 18-е марта все русские юноши в возрасте 19-25-ти лет подлежат военному призыву и будут мобилизованы. Это мероприятие должно было завершиться 31 марта.

Русские полки, возвращавшиеся на родину в результате ликвидации Кавказского фронта, продавали за бесценок оружие и боеприпасы молоканам и армянам. Они зачастую предпочитали оставаться в Баку, ибо на родине их ждали голод и разруха.

Впоследствии С.Шаумян и его компания ловко воспользовались этими силами, направив их против мусульманского населения. Местное население, видевшее, как вооружаются в Баку армянские и русские политические силы, еще с февраля 1918 года начало покидать город.

За неделю до мартовской резни партия "Дашнакцютун", обеспокоенная положением в Баку, заявила о необходимости захватить власть. Перед лицом такой опасности мусульманские общества сочли нужным создание сил самообороны.

По их инициативе в Гяндже, Баку, Лянкярани началась работа по формированию мусульманских воинских частей, а в Бакинской кадетской школе - по подготовке мусульманских офицеров. Однако все это шло очень вяло и медленно.

С другой стороны, в вооружении христианского населения Кавказа были заинтересованы также страны Антанты. До прибытия англичан из Месопотамии на местных христиан возлагалась большая надежда: дескать, они приостановят шествие турецкой армии на Южном Кавказе.

После крушения российской империи армянские политики взяли курс на проанглийскую пропаганду. Поэтому мусульманские уезды в конце февраля заявили Закавказскому Сейму о своем протесте против вторжения английских войск на территорию Кавказа и потребовали прекращения переговоров с английскими представителями.

- В чем состояла цель армян?

- Пока силы Антанты были далеко, армяне старались добиться своих целей руками большевиков. О "хамелеонстве" армян писал и Нариман Нариманов. "Дашнаки ради осуществления своей химерической мечты о "Великой Армении" готовы надеть на себя любую маску, лицемерить под любой личиной.

Во времена Голицына они выдавали себя за революционную партию, затем переметнулись в сугубо контрреволюционный лагерь, став явными сторонниками В. Воронцова-Дашкова, а теперь они, по-видимому, намереваются вновь сменить свою маску: как только будет установлена Советская власть на Кавказе, они тут же наденут коммунистическую маску".

Расширение национального движения в Азербайджане, рост авторитета "Мусавата" - партии национального освобождения, могли стать серьезным препятствием на пути пресловутой "Великой Армении".

Замышляя мартовскую резню, дашнаки планировали уничтожение социальной базы "Мусавата", т.е. мусульманского населения города. С этой целью в Баку было дислоцировано около семи тысяч армянских солдат.

Кроме того, 10- 12-ти тысячная армия, созданная под названием "Красной гвардии", на 70 % состояла из армян.

Специальная пропагандистская работа велась в Каспийской флотилии, костяк которой составляли русские. В Шемахе и Мугани были созданы запасные русско-молоканские вооруженные отряды.

Мартовские убийства, вошедшие в историю как кровавая трагедия, длились три дня. После первых орудийных залпов город наполнился вооруженными отрядами.

Армяне в южной части города стали возводить траншеи и баррикады. Вскоре выяснилось, что переговоры, которые велись 30 марта, носили провокационный характер.

Лидер бакинских меньшевиков Г.Айолло заявил, что они будут защищать Бакинский Совет. Глава эсеров С.Саакян дал знать, что они будут воевать против панисламизма. Даже кадеты, питавшие глубокую ненависть к большевикам, обещали защиту большевиков, борющихся за "русское дело".

Объединение большевиков в мартовские дни с эсерами и дашнаками, с которыми они длительное время боролись, произошло на религиозной и национальной почве.

Кроме большевиков и дашнаков, основное руководство которых состояло из армян, никто не ожидал, что события примут столь кровавый характер.

Они предлагали свою "помощь", направленную, якобы, против 29 мусаватистов, а на деле объединенные силы были использованы с целью уничтожения всего мусульманского населения города. Вечером 30 марта состоялось экстренное заседание руководителей военных подразделений Бакинского Совета.

Было принято решение начать "бой", а обращение к Армянскому национальному совету и к дашнакским лидерам призывало к боевой готовности. Неожиданное нападение на пункт сбора мусульманских вооруженных отрядов привело к их поражению.

Бомбардировка мусульманских кварталов с моря и воздуха породила в городе панику. На военные суда были посланы специальные агитаторы, распустившие ложный слух, будто мусульмане истребляют в городе русское население.

Лишь спустя несколько часов, в течение которых длилась бомбардировка, русские матросы узнали о коварной провокации большевиков и армян и прекратили вести огонь.

Лидеры "Мусавата", чтобы спасти население в подобной ситуации, приняли ультиматум Революционного комитета обороны.

Для ведения переговоров 31 марта мусульманские представители прибыли в Исполнительный комитет совета. Несмотря на принятие ультиматума Революционного комитета обороны, переговоры с А. Джапаридзе не дали никаких результатов, и при возвращении трое из мусульманского комитета были расстреляны.

Под утро 31 марта все армянские вожаки прибыли в штаб Революционного комитета обороны. После краткого наставления они были посланы в мусульманские кварталы.

Документы архивных фондов подтверждают, что хорошо обученные и вооруженные до зубов армянские солдаты врывались в дома мусульман, убивали мирных жителей, резали их на куски, бросали детей в горящие дома...

Неслыханные зверства учиняли они особенно в отношении мусульманок, заживо пригвождали их к стене, отрезали им конечности, уши, носы, прокалывали животы и т. п. Тех, кто пытался спастись бегством, расстреливали из пулеметов, установленных в соответствующих местах города.

После того, как были уничтожены другие мусульманские кварталы, к вечеру 31 марта начались операции в Ичеришехер. Имеются десятки документов, подтверждающих то, что армянские интеллигенты и духовенство сжигали трупы мусульман и оскверняли их останки.

Таким образом, в течение трех дней (30 марта - 1 апреля), согласно обобщающему отчету чрезвычайной следственной комиссии, в Баку было умерщвлено 12 тысяч человек тюркско-мусульманского населения, якобы контрреволюционного, с разграблением и сжиганием мусульманских кварталов.

Меньшевистская газета "Наш голос" писала: "Всюду трупы - искореженные, изуродованные, обезображенные... Сильно пострадала мечеть Тезепир от артиллерийских обстрелов...

Широкие массы исполнены гнева и ненависти, перерастающих в чувство яростного мщения, с которым не так-то легко будет справиться..." Революционный комитет обороны, который 31-го марта под разными предлогами сорвал переговоры, 1-го апреля, сочтя вопрос уже решенным, вновь выступил с ультиматумом: если требования Комитета не будут приняты до 3-х часов дня, война будет продолжаться.

В 4 часа представители азербайджанских партий и обществ отправились в гостиницу "Астория" для ведения переговоров.

В "мирной конференции", которую открыл спустя час А. Джапаридзе, участвовали также Фиолетов, Дудин, Сухарцев, А. Атабеков, Тер-Микасян (последние двое - представители Армянского национального совета) и персидский консул в Баку Хабибулла-хан.

Оглашенный председательствующим Джапаридзе ультиматум целиком и полностью был направлен против мусаватской партии. Абдул Кязимзаде выразил свой протест и заявил, что за свершившиеся трагические события несут ответственность красные войска и дашнакские военные подразделения. После долгих дебатов, вечером в 9 часов ультиматум был принят.

В нем говорилось: 1.Признается власть Бакинского Совета рабочих, солдатских и матросских депутатов; 2. Контрреволюционная "дикая дивизия" изгоняется из Баку и его районов, все остальные военные формирования либо выводятся из Баку, либо же полностью подчиняются Бакинскому Совету депутатов, осуществляющему также контроль над вооружением населения; 3. В срочном порядке осуществляются мероприятия по открытию железнодорожных путей из Баку в Тифлис и Петровск.

Вопреки соглашению о прекращении огня, наступательные действия армяно-советских военных частей длились до вечера 2-го апреля. Так, был открыт огонь по мирному мусульманскому населению, занятому тушением страшного пожара (из-за сильного ветра) в здании "Исмаилийе". После всего этого оставшееся в живых тюркское население вынуждено было в массовом порядке покинуть город.

2-го апреля П.Джапаридзе писал С.Шаумяну, что, мол, из Ташкента и севера поступает подмога, и теперь уже, чтобы утихомирить мусульман, можно пообещать им автономию.

Для того, чтобы на трагические события, продолжавшиеся более 3-х дней, была надета революционная личина, Мешади Азизбеков был назначен комиссаром отсутствовавшей мусульманской части города.

Запрещение выезда из города и перемещение мусульманских жителей не дало особого эффекта. Левый эсер И. Сухарцев, информировавший собрание Бакинского Совета о соглашении, подписанном после тяжкого поражения азербайджанского народа, с величайшей радостью сообщал, что партия "Мусават" разгромлена, и "бакинский фронт Турции захвачен".

- Были попытки представить геноцид в Баку как "гражданскую войну"...

- С.Шаумян, сотворивший все эти трагические события, первым предпринял попытку сфальсифицировать тюркско-мусульманский геноцид, учиненный в Баку, облечь его в личину "гражданской войны", в несколько раз уменьшить число убитых и сожженных мусульман.

13 апреля в отчете, отправленном в Москву, в Совнарком, он писал: "Три дня - 30, 31 марта и 1 апреля в городе Баку шли ожесточенные бои.

Сражались, с одной стороны, Советская Красная Гвардия, созданные нами интернациональные Красная Армия и Красный Флот, армянские национальные формирования, с другой - руководимые партией "Мусават" ... мусульманская так называемая "дикая дивизия" и вооруженные банды ... Нам помогали также гидроаэропланы Авиационной школы ...

В боях мы добились блестящих результатов: враг был разбит наголову. Потери убитыми с обеих сторон превысили три тысячи ...

Если бы они в Баку одолели нас, город был бы объявлен столицей Азербайджана, и немусульманские элементы были бы разоружены, истреблены".

Спустя год после мартовского геноцида армяне стали представлять это событие как борьбу за власть между большевиками и мусульманами.

Как известно, тюркско-мусульманский геноцид не ограничивался одним лишь Баку. С первых дней апреля аналогичные преступные действия совершались в гг.Шемахе, Губе, Хачмазе, Лянкяране, Гаджигабуле и Сальяне.

Карательными отрядами, посылаемыми (под видом советских войск) в уезды Азербайджана, руководили армянские "полководцы" Т.Амирян, С.Лалаян, Г.Амазасп.

Более всех пострадал от дашнакских палачей Шемахинский уезд. В первой половине апреля мусульманское население города и селах понесло большие потери. Оставшиеся в живых покинули Шемаху.

В документах Чрезвычайный следственной комиссии отмечалось, что еще в январе из Баку в Мадрасу было отправлено 15 телег оружия. А в середине марта Бакинский Совет послал в Шемаху 2 тысячи армянских солдат и 60 телег оружия. Недолго длилось затишье после переговоров с местными армянами.

В этот же самый день, что и в Баку, 30-го марта, поутру со стороны Мадрасы город Шемаха был подвергнут артиллерийскому обстрелу. Армяне, обладавшие в Шемахе полным превосходством, стали высвобождать Шемахинский уезд от азербайджанцев.

Операциями армянских формирований руководили помощники С. Шаумяна, которые приказали большому отряду армянских солдат, бывших в его распоряжении, окружить, в первую очередь, все мечети Шемахи, в которых находились старики, женщины и дети мусульман, поджечь их и расстреливать тех, кто пытался спастись бегством. За несколько дней была разрушена вся мусульманская часть города.

Мусульманские села Шемахинского уезда были подвержены жестокому террору. В результате, только в марте 58 деревень уезда были разрушены армянскими войсками Бакинского Совета.

Были убиты около 7 тысяч человек, в том числе 1653 женщины и 965 детей. Ущерб, причиненный местному мусульманскому населению в Шемахе, превышал миллиард рублей по курсу того времени. Город Шемаха, переживший кровавые события, долгое время не мог оправиться от страшных потрясений.

Серьезный урон от разгула армянских карательных отрядов понесли также Гекчай, Кюрдамир, Сальян и Лянкяран. В Лянкярани лишь с помощью вооруженных грузинских отрядов, пребывавших в области, удалось пресечь бесчинства двухтысячного армянского войска.

Документы свидетельствуют о том, что в Баку и уездах в проведении политики геноцида, направленной против азербайджанского населения, самое активное участие принимала также армянская церковь.

После того, как в результате массовой резни в марте-апреле 1918 года в Азербайджане чужеземцы одержали победу в Бакинской губернии, они задумали напасть на Елисаветполь (Гянджа - ред.) и захватить весь Азербайджан.

Враги, заняв Баку, Шемаху, Кюрдамир, Сальян, Губу, Лянкяран, устремили свои взоры на Елисаветполь (Гянджа - ред.) и, заключив на сей раз сделку с карабахскими армянами, стали готовиться к совместному нападению.

Это признавал и сам С.Шаумян в своем сообщении Совнаркому в мае. По мысли С.Шаумяна, "советские войска должны были захватить Евлахский мост и занять оборонительную линию вдоль реки Куры, после чего незамедлительно двинуться на Елисаветполь (Гянджа - ред.), чтобы там и в других местах организовать армянские мятежи".

- Как создание Азербайджанской Демократической Республики (АДР) повлияло на ситуацию?

- Создание АДР в мае 1918 года и начало борьбы азербайджанского народа не на жизнь, а на смерть во имя целостности территории Азербайджана нарушили эти планы.

В связи с бакинскими событиями мусульманская фракция потребовала от Заксейма послать войска в Баку для защиты мусульманского населения.

3 апреля 1918 года на заседании Заксейма, посвященном событиям в Баку, Ф.Хойский заявил, что "...если не будут приняты меры к защите мусульманского населения, то министры - мусульмане выйдут из состава правительства".

7 апреля 1918 года на заседании Заксейма, в связи с заявлением министров - мусульман о выходе из состава правительства, Ф.Хойский заявил, что "...мусульманская фракция при создавшихся условиях и, в частности, в связи с Бакинскими событиями, считает, что министры - мусульмане не могут добиться от правительства защиты мусульманского населения в Баку, и это усиливает мотивы принятия решения".

17 апреля 1918 года Ф.Хойский сделал доклад правительству Закавказья, в котором говорилось, что "...Бакинские события обсуждаются по всем местам Елисаветпольской губернии, и во всех резолюциях есть пункты, предусматривающие пропуск турецких войск в Баку, и если правительству не удается ликвидировать бакинский вопрос, то придется таковое требование выслушать от мусульман Елисаветпольской губернии.

И может наступить момент, когда народная масса начнет действовать сама, что создаст трагическое положение, так как бакинский вопрос - это вопрос жизни и смерти Республики".

Под давлением мусульманской фракции 22 апреля 1918 года было созвано расширенное заседание Закавказского Сейма и принята резолюция о провозглашении Закавказской независимой демократической федеративной республики. На этом заседании Закавказское правительство, возглавляемое Е. Гегечкори, подало в отставку.

Председатель Закавказского правительства А. Чхенкели послал командующему Кавказским фронтом М.Вахиб-паше телеграмму, в которой говорилось, что "...Закавказье уже провозглашено независимой федеративной республикой, о чем сообщено державам, следовательно, выполнено и то условие, о котором говорилось в декларации Оттоманской делегации 18 марта 1918 года".

Таким образом, Заксейм ставил в известность Турцию, что объявление независимости Закавказья, предложенное ею на Трабзонской конференции и поддержанное азербайджанской делегацией, было исполнено.

С объявлением независимости Закавказского региона и быстрым продвижением турецких войск в Армении правительство Закавказской Республики, возглавляемое А.Чхенкели, обратилось к Турции с предложением возобновления Трабзонских мирных переговоров.

Политическая обстановка накануне возобновления переговоров в Трабзоне была чрезвычайно сложной. Положение на Южном Кавказе усугублялось еще и тем, что после объявления независимости ничего не изменилось ни во внутренней, ни во внешней политике края.

Представители политических партий в Заксейме не находили общего языка, у них не было общей программы, и каждая фракция стремилась проводить свою политическую линию.

- АДР как-то попытался дать оценку геноциду в отношении населения Азербайджана?

- Впервые мартовские события 1918 года оказались в центре внимания после провозглашения АДР. Совет министров в целях расследования этой трагедии 15 июля 1918 года принял постановление о создании чрезвычайной следственной комиссии.

Комиссия расследовала мартовскую трагедию, изучив, в первую очередь, зверства армян в Шемахе, тяжкие преступления, совершенные в Иреванской губернии. Была создана особая структура при Министерстве иностранных дел с целью информирования мировой общественности о подлинном течении событий.

АДР отметила в 1919 и 1920 годах 31 марта как общенациональный день скорби. По существу это была попытка дать политическую оценку политике геноцида против азербайджанцев.

Однако гибель АДР не позволила завершить эту работу. Азербайджанская Республика, получившая независимость после распада Советского Союза, как веление истории восприняла необходимость политической оценки событиям геноцида, и довести до логического конца решения, которые не удалось осуществить АДР.

Указ президента Гейдара Алиева от 26 марта 1998 года, изданный накануне 80-ой годовщины трагических событий марта 1918 года, стал выражением политической оценки со стороны азербайджанцев действиям армянских националистов.

Этот указ стал программным документом для формирования у нынешнего и будущего поколений крепкой национальной памяти о геноциде, учиненным над азербайджанским народом в XX столетии, достижения политической и правовой оценки этих трагедий во всем мире, устранения их тяжелых последствия и для предотвращения повторения подобное в будущем.

Милли меджлис Азербайджана в 1998 году обратился с заявление в ООН, Межпарламентский Союз, ОБСЕ, СЕ, СНГ, другим международным организациям, парламентам и правительствам стран мира для объединения усилий и непримиримой борьбы с проявлениями случаев, подобным геноциду азербайджанцев в любой точке мира. "День геноцида азербайджанцев", ежегодно отмечаемый азербайджанским народом, служит этим целям и является попыткой привлечения внимания мирового сообщества к фактам шовинизма, сепаратизма продолжающимся и сегодня. Следует помнить, что мы все - все народы мира - ответственны за мирное будущее цивилизации.

25.04.2015   интервью  

Просмотров: 1241

Loading...

другие статьи из рубрики интервью
1 октября 2016
Настоящий бакинец
На вопросы echo.az отвечает Камилла ШАХБАЗОВА, дочь заслуженного строителя, уникального...


реклама

это интересно
Loading...