Общественно-политическая газета
Сейчас в Баку 11:31

главная | политика | экономика | точка зрения | общество | за рубежом | культура | спорт
медицина | образование | история | простые вещи | телегазета | интервью | турклуб | за горизонтом | люди | очерк | природа

Вячеслав ДАНИЛОВ: "У России нет ясной стратегии в отношении стран Центральной Азии, Кавказа и Закавказья"

Исполнительный директор Центра политического анализа (Москва) рассказал echo.az о развитии азербайджано-российских отношений

08.11.2014   политика  

Дж.АЛЕКПЕРОВА
  Вячеслав ДАНИЛОВ: "У России нет ясной стратегии в отношении стран Центральной Азии, Кавказа и Закавказья"  
    Статьи на эту тему:

- Буквально недавно в Азербайджане побывали с визитом несколько известных российских чиновников и политиков, в числе которых Владимир Жириновский. И к большому удивлению многих, Владимир Вольфович изменил свое отношение к нашей стране. Как вы считаете, РФ таким образом решила пересмотреть отношения с Азербайджаном?

- Удивляет тот объем внимания, который азербайджанская пресса уделяет деятельности этого весьма неоднозначного российского политика. Поскольку центр принятия решений в России давно переместился в сектор исполнительной власти, Администрацию президента, МИД и т.д., влияние парламентариев на выработку российской внешней политики весьма ограничено.

Депутатов, как правило, используют как своего рода послов доброй воли, переговорщиков по тактическим вопросам или лидеров так называемой народной дипломатии. Технически, как вице-спикер Думы - российского парламента - Жириновский занимает довольно значимый пост. Он действительно популярен как политик, а его партия - ЛДПР - показывает устойчивые результаты на парламентских выборах, неизменно поддерживая линию президента. Однако о его реальной роли при принятии внешнеполитических решений лично мне неизвестно.

Риторика Жириновского действительно эксплуатируется для теста общественного мнения. На Западе почему-то именно его принято ассоциировать с русским национализмом, также считается, что Жириновский может проговаривать некие утечки из сред, близких к спецслужбам, которые в частности работают по направлениям Закавказья и Центральной Азии. Однако мнения Жириновского не являются мнениями политического истеблишмента РФ, и к его словам, жестам, широким поступкам и скандальным заявлениям необходимо относиться с долей здравого скепсиса.

Мне трудно сказать, с каких пор Жириновский взял на себя ответственность за определенную риторическую линию в отношении Азербайджана и российской диаспоры азербайджанцев, но факт, что она не отражает реального состояния российско-азербайджанских отношений - очевиден. Жириновский - это типаж современного Хлестакова: чем больше вы в него верите, тем больше он раздувается. Это политик, играющий с нулевой суммой.

Да, в последнее время участились прямые контакты политических и экономических элит РФ и Азербайджана, но делать из них далеко идущие выводы пока не стоит. Сами по себе эти контакты, например, визит Путина в Баку или встречи Путина и Алиева в Сочи, на Каспийском форуме, а также в форматах СНГ - также являются продуктом подготовительной работы, но подготовкой чего они сегодня являются - это вопрос.

Синоптическая риторика "потеплений" и "заморозков" напоминает дискуссию о погоде собаки в конуре и хозяина в доме: одной стало тепло от того, что солнце вышло, а другому - что отопление дали. Это как разговор за стеклом, мы видим друг друга, но находимся буквально в разном климате.

Я бы не сказал, что можно вообще говорить о потеплении или похолодании отношений между нашими странами в последние лет 10, поскольку такие "замеры" должны вестись от некоей стратегической шкалы, которой попросту нет. Об Азербайджане мне судить трудно, да и не с руки, но у России как не было, так и нет ясной и развернутой стратегии в отношении стран Центральной Азии, Кавказа и Закавказья.

Цели (стабильность и развитие) и принципы (диалог и здоровая конкуренция) есть, а также интересы (пусть нескоординированные), но нет инструментов и поставленных задач на перспективу - как долгосрочную, так и на тактическую глубину.

Сегодня Азербайджан не выглядит системообразующим элементом "контура безопасности" вокруг России под названием ГУАМ, но напряжение в отношениях между нашими странами не выглядит таким же, как во времена прокладки нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан. Часть проблем была урегулирована, в том числе благодаря Каспийскому саммиту. В контексте слов вашего президента Ильхама Алиева, назвавшего Астраханский саммит прорывным - при условии продолжения той прагматической линии диалога - и можно было бы называть неким потеплением.

Однако вопрос: кто держит градусник? Маленькое быстро разогревается, но быстро и остывает. Россия большая, и мы нагреваемся медленнее - таковы пролегомены сравнительной политической чувственности. В любом случае, динамика нынешних отношений АР и РФ не такова, чтобы мы от нее слишком нагрелись.

- Сегодня из-за конфликта с Украиной РФ столкнулось с огромным количеством санкций со стороны Запада. Как, на ваш взгляд, будут развиваться отношения России и США дальше?

- На этот вопрос вам не ответят ни в Москве, ни в Вашингтоне. Пока ставки на конфронтацию не будут уравнены, диалога не будет. Россия желает отмены санкций и требует диалога, другая сторона пока к диалогу не готова и предпочитает политику давления, которую кто-то из вашингтонских "мудрецов", если не сам Бжезинский, назвал даже не плохой политикой по отношению к России, а отсутствием такой политики вообще.

В контексте санкционного давления с Запада, считается, что РФ начинает поворот на Восток. Мне лично не кажется, что активизация Москвы на восточном направлении так уж связана с капризами Запада. Это подтвердил и президент РФ Владимир Путин на Валдайском форуме: восточный вектор - это результат долгосрочной политики, а не ситуативное решение. Собственно, никакого "поворота на Восток" нет. Российские интересы не приобрели новое качество вдоль этого вектора, как пытаются изобразить самопальные пропагандисты и идеологи евразийства.

Впрочем, давайте подождем саммитов G20 и АТЭС, куда российская дипломатия везет пакет предложений по выводу из кризиса российско-американских отношений. Ждать инициативы от американских партнеров, которые уподобили Россию исламскому государству и Эболе, не приходится - ведь тем самым Обама внес нас в список тех, с кем переговоры вести либо невозможно, либо запрещено.

- Каким вы видите будущее ЕАЭС?

- Пока это будущее, прежде всего, экономического союза. Любая финансовая, военная и политическая интеграция возможна лишь в крайне отдаленной перспективе.

Часто говорят, что ЕАЭС - это восточный противовес Евросоюзу, но это, очевидно, не так. Здесь интеграционные процессы реализуются вне логики западной глобализации, предполагающей, например, ценностную унификацию и высокий уровень отказа от суверенитета. ЕАЭС - это попытка нащупать иной тип интеграции, скорее характерный для развития союзов классических суверенитетов. Так что Евросоюз - не ориентир. Чем-то наш проект отдаленно напоминает Британское содружество наций, разве что у нас ставка делается на экономическую компоненту вместо культурной. ЕАЭС проложен вдоль пунктиром расчерченного силовыми линиями масштабных проектов евразийского пространства. Это вообще пространство для крупных решений и сильных жестов. Таких, как новый Шелковый путь - линия товарной экспансии Китая. Или газопровод "Сила Сибири".

- Будет ли РФ привлекать Азербайджан или может ряд других стран в этот союз?

- Да, но не силком. И не за счет сомнительных сделок. Я где-то читал, что якобы Путин очень торопится пригласить Азербайджан в ЕАЭС, да так, что готов обменять на такое членство некие территории России. Путин никуда не торопится. И никакими территорими не торгуется. ЕАЭС - открытый проект. И это вопрос к Азербайджану, включаться ли в него, если да - то в какой форме и какой мере участия.

08.11.2014   политика  

Просмотров: 464

Loading...



реклама

это интересно
Loading...