Общественно-политическая газета
Сейчас в Баку 18:42

главная | хроника | политика | экономика | точка зрения | общество | за рубежом | культура | спорт
медицина | образование | история | простые вещи | телегазета | интервью | турклуб | за горизонтом | люди | очерк | природа

Полвека с доном Руматой,

или Легко ли быть сотрудником Института Экспериментальной истории

05.07.2014   культура  

А.ХАКИМОВ
  Полвека с доном Руматой,  

"Но вот в 1964 году выходит в свет "Трудно быть Богом"... При подписании рукописи в набор главный редактор издательства В. О. Осипов задал мне привычный вопрос: "Это хорошая рукопись? В ней ничего такого нет?" Я привычно заверила его, что все в порядке, рукопись хорошая. Через несколько месяцев книга вышла в свет. Роман "Трудно быть Богом" прочитала одна из моих коллег-редакторов и посоветовала: "Суши, мать, сухари".

Из воспоминаний Белы Клюевой, редактора издательства "Молодая гвардия" в 60-х - 70-х годах.

...Собственно, там две было повести, в этой книге ("Трудно быть Богом" часто называют "романом", хотя сами авторы, братья Стругацкие, всегда позиционировали ее как повесть) - "Далекая Радуга" и "Трудно быть Богом". Вот она, передо мной, эта легендарная книжка, вышедшая ровно 50 лет назад! Картонный переплет, обложка окрашено в черно- буро-коричневатые тона и напоминает, в целом, абстрактную картину, общее название - "Далекая Радуга". Но речь пойдет о "Трудно быть Богом".

Публикация этой повести была подобна вспышке молнии, удару грома и озоновой свежести. Повесть создавалась авторами и опубликована была в самый разгар так называемой хрущевской "оттепели", когда советский народ только-только начал оправляться после сталинского режима. В ту пору появлялись многие смелые эксперименты в области кино, литературы, музыки, живописи; эксперименты, которые десятилетием ранее, например, были просто немыслимы. Таким новым словом в советской фантастике, настоящим прорывом в жанре и стали некоторые ранние повести братьев Стругацких, особенно "Трудно быть Богом".

Итак, о чем же она? В отдаленном коммунистическом будущем земляне обнаруживают в Космосе обитаемую планету, жители которой поразительно схожи с людьми и переживают эпоху средневековья. У земных ученых (из так называемого "Института Экспериментальной Истории") появляется уникальная возможность воочию понаблюдать и исследовать собственное прошлое. И вот на эту планету внедряются несколько землян под различными легендами (купец, шаман, аристократ, офицер и так далее). Главный герой повести, молодой историк Антон, работает под маской аристократа, дуэлянта и бабника благородного дона Руматы.

Наблюдая изнутри за положением дела в королевстве Арканарском (так называется государство, в которое внедрен главный герой), Румата видит безотрадную картину: король слабоволен и придурковат, от его имени делами заправляет министр охраны короны дон Рэба, садист, невероятный интриган и ненавистник просвещения. По приказу дона Рэбы преследуется все, что имеет хоть какой-то намек на интеллектуальность: гонениям, пыткам и казням подвергаются ученые, писатели, просветители, художники. Рэба опирается на гвардию созданных им же "серых штурмовиков".

Положение высокогуманных землян очень и очень сложное: им запрещено под каким бы то ни было предлогом вмешиваться во внутренние дела арканарцев. Сам Румата, в совершенстве владеющий японским искусством фехтования на двух мечах, не имеет права никого убивать (да он и не смог бы, по правде говоря - слишком уж высокогуманен...). В конечном итоге в королевстве происходит государственный переворот, с подачи дона Рэбы к власти приходит воинствующий монашеский орден, и в Арканаре начинается форменный беспредел. Румата попадает в застенки, ему удается вырваться из них, попутно спасти местного ученого, очень умного и благородного человека...

Но в конечном итоге монахи убивают возлюбленную Руматы - местную девушку по имени Кира. Тогда землянина, что называется, "сносит с нарезки". Он впервые обнажает мечи для того, чтобы конкретно убивать. Он рубит всех серых и черных, подвернувшихся ему на пути ко дворцу, и в итоге убивает самого дона Рэбу. В финале повести мы видим Румату-Антона на Земле, в некоем то ли санатории, то ли заповеднике для тех, кто пережил нервный срыв и научился убивать...

Разумеется, я своим пересказом не смог выразить и сотой доли того, что заложено в этой многогранной повести. Она актуальна во все времена, хотя и насыщена множеством аллюзий на сталинскую эпоху (доносы, тюрьмы, пытки, преследование инакомыслия), и даже главный злодей, министр дон Рэба в первоначальном варианте звался доном Рэбия (анаграмма от фамилии "Берия"). По этому поводу великий фантаст Иван Ефремов, опекавший молодых фантастов и, в случае чего, заступавшийся за них (как сказали бы сейчас - "впрягавшийся"), сказал: "Эт-то уж слишком. Т-такую анаграмму только ленивый не р-разгадает...". В общем, понятно.

Одна из самых увлекательных идей - это упоминаемый в повести Институт Экспериментальной истории. Братья-фантасты смоделировали интереснейшую ситуацию: земляне изучают как бы собственное прошлое не по рукописям и хроникам, не по археологическим находкам, не по памятникам разного рода, а, так сказать, вживую. Специалисты-историки буквально присутствуют в прошлом чужой планеты, поразительно похожем на прошлое Земли, но - абсолютно не вмешиваясь ни во что и ни при каких обстоятельствах. Миссия землян - исключительно наблюдение. А это очень и очень нелегко.

Вот что в 1966 году писал по этому поводу известный критик Всеволод Ревич: "Попробуйте представить, что каким-то фантастическим образом вы очутились на римской площади Цветов в тот час, когда торжественная и жуткая процессия инквизиторов ведет на костер Джордано Бруно, а вокруг беснуется толпа, привыкшая и приученная к подобным зрелишам. Что сделали бы вы? Мрачно промолчали? Стали бы агитировать в пользу гуманизма? Бросились бы с кулаками на зрителей или начали стрелять в палачей? И что вообще надо делать, если развитая цивилизация сталкивается с дикостью и мракобесием? Можно ли гневаться на людей, столпившихся вокруг костров, можно ли забыть, на каком уровне находится их сознание? Но не слишком ли пассивно- академическую роль отвели себе посланцы Земли?" (конец цитаты).

Вот вопрос вопросов, поиски ответа на который и делают повесть актуальной и по сей день. Как себя вести? Внутренне клокоча, сохранять внешнее спокойствие и даже веселость, когда на твоих глазах забивают насмерть палками, пытают и казнят хороших, умных, добрых людей? Но это же мерзко и гнусно! Тогда, быть может, активно вмешаться - расстреливать доносчиков, мракобесов, палачей, взрывать тюрьмы и замки? Но допустимо ли вмешиваться в чужую историю, пусть даже во имя добра и на стороне добра, как мы его понимаем? Не отнимаем ли мы этим самым право и возможность чужой цивилизации самой решать свою судьбу, своими руками формировать собственную историю? Я думаю, перед такой проблемой многие из нас оказывались в жизни, причем без всякой фантастики...

Впрочем, повести "Трудно быть Богом" сразу же после ее выхода досталось от некоторых критиков и читателей (хотя сухари, слава Богу, ни редактору, ни авторам сушить не пришлось). Цеплялись в основном к несовместимости средневековья и фашизма - нарушается, мол, принцип исторической последовательности... Чисто формальная придирка; "критики" словно бы не заметили потрясающей фразы: "Там, где торжествует серость, к власти приходят черные", фразы, которая объясняет многое... Сталинистов и консерваторов оскорбили язвительные, антитоталитарные аллюзии... Но у подавляющего числа читателей, особенно у интеллектуальной молодежи, повесть нашла живой отклик и быстро стала культовой.

Говоря современным языком, рейтинг повести был весьма высок и сохранялся таковым долгое время. Кстати, позднее "Трудно быть Богом" неоднократно переиздавалась (в том числе и у нас, в Азербайджане, в 1980-м) и переведена была на множество иностранных языков.

Имя главного героя - "Румата" - придумал старший из братьев Стругацких, Аркадий, еще в начале 50-х для повести, которая так и не была никогда дописана. Имя это составлено из двух японских иероглифов (Аркадий был переводчиком с японского).

Сейчас невозможно даже представить, что повесть "Трудно быть Богом" могла быть иной - более веселой и, если можно так выразиться, развлекательной. Покопавшись в переписке Стругацких, я вычитал вот что в письме Аркадия Стругацкого брату, от 10 - 12 марта 1963 года:

"...А дело там вот в чем. Существует где-то планета, точная копия Земли, можно с небольшими отклонениями, в эпоху непосредственно перед Великими географическими открытиями. Абсолютизм, веселые пьяные мушкетеры, кардинал, король, мятежные принцы, инквизиция, матросские кабаки, галеоны и фрегаты, красавицы, веревочные лестницы, серенады и пр. И вот в эту страну... наши земляне, давно уже абсолютные коммунисты, подбрасывают "кукушку" - молодого здоровенного красавца, отличного фехтовальщика и пр. Ребята оставляют у планеты трансляционный спутник, парень по тамошней моде носит на голове золотой обруч с вмонтированным в него вместо алмаза объективом телепередатчика, который передает на спутник, а тот - на Землю картины общества. Затем парень остается на этой планете один, снимает квартиру у г-на Бонасье и занимается тасканием по городу, толканием в прихожих у вельмож, выпитием в кабачках, дерется на шпагах (но никого не убивает, за ним даже слава такая пошла), бегает за бабами и пр. Можно написать хорошо эту часть, весело и смешно. Когда он лазает по веревочным лестницам, он от скромности закрывает объектив шляпой с пером.

А потом начинается эпоха географических открытий. Возвращается местный Колумб и сообщает, что открыл Америку, прекрасную страну, но удержаться там нет никакой возможности: одолевают звери, невиданные по эту сторону океана. (Наш историк) вызывает помощь с Земли - танк высшей защиты и десяток приятелей с бластерами, назначает им рандеву на том берегу и плывет на галеонах с солдатами. Прибывают туда, начинается война, и обнаруживается, что звери эти - тоже разумные существа...

Это можно написать весело и интересно, как "Три мушкетера", только со средневековой мочой и грязью, как там пахли женщины, и в вине была масса дохлых мух. А подспудно провести идею, как коммунист, оказавшийся в этой среде, медленно, но верно обращается в мещанина, хотя для читателя он остается милым и добрым малым.

Такая вот идея... Повесть сделать небольшую, использовать Стивенсона, Дюма, Пьер Мак-Орлана и т.д." (конец цитаты). Ну что тут скажешь? Когда б вы знали, из какого сора...

...За прошедшие полстолетия как только не трактовали образ Антона-Руматы критики, литературоведы, читатели!

На вопрос одного из читателей: "Хотелось бы узнать о Вашем личном отношении к Румате (Антону). Нравится ли он Вам как личность, как человек?" Борис Стругацкий ответил: "Это человек сильный, добрый, мужественный, очень честный, однако же, взваливший ношу себе не по плечу. Нагрузка оказалась ему не по силам, и он сломался. И предал все, во имя чего, собственно, и работал: принципы милосердия и терпимости - те самые принципы, которые проповедовал и полагал наивысшими". И далее: "В каком-то смысле он стал изгоем. С ним стало страшновато и неприятно общаться, как большинству из нас - с... ну, скажем, с исполнителями приговоров"

Трудно быть Богом. И человеком быть трудно. И сотрудником Института экспериментальной истории - тоже трудно...

05.07.2014   культура  

Просмотров: 209

Loading...

другие статьи из рубрики культура
1 октября 2016
В Баку прошел чемпионат барменов
Победитель едет во Францию, призеры - в Россию
1 октября 2016
Александр НОСОВСКИЙ: "Я снимаю уже 25 лет ..."
Интервью echo.az с известным российским оператором
1 октября 2016
Бакинцев ждет вечер с Гару
Известный певец, прославившийся ролью в мюзикле "Нотр-Дам де Пари", впервые...
30 сентября 2016
Фуад Ибрагимов: "Наша цель - сотрудничество музыкантов Мюнхена и Баку"
Оркестр Baku Chamber Orchestra...
30 сентября 2016
Иса Меликов представил трех красоток
Первая попытка по завоеванию азербайджанского шоу-бизнеса группой...
30 сентября 2016
Бакинские школьники узнали о жизни и творчестве Репина
30 сентября 2016
"Верим, что наш город будем лучшим"!
В преддверии бакинской гонки Red Bull Soapbox Race прошел в Румынии
30 сентября 2016
Спектакль по пьесе великого Низами покорил "Олимп"
В Греции завершился Международный молодежный фестиваль...
30 сентября 2016
Баку посетит известный звезда фильма "Али и Нино"?
До самой ожидаемой премьеры сезона остается все меньше...
29 сентября 2016
Eldar получил колоссальное удовольствие и повод для гордости
Победитель конкурса "Евровидение" встретился...


реклама

это интересно
Loading...