Общественно-политическая газета
Сейчас в Баку 05:49

главная | политика | экономика | точка зрения | общество | за рубежом | культура | спорт
медицина | образование | история | простые вещи | телегазета | интервью | турклуб | за горизонтом | люди | очерк | природа

Самая важная вещь на свете

На пути цивилизации человек прошел путь от шкур животных до домотканых материй

24.05.2014   простые вещи  

О.БУЛАНОВА
  Самая важная вещь на свете  

Интересно узнать, какая вещь считается в жизни человека самой главной? Наверное, у каждого будет свой ответ, но вот вряд ли кто-то будет спорить, что одной из самых-самых важных вещей является ткань. Почему? Да потому что можно прожить практически без чего угодно, а вот без одежды - вряд ли. А одежда - она, в основном, из ткани. И история у ткани - древняя, практически как и история человечества.

На пути цивилизации человек прошел путь от шкур животных до домотканых материй. Помогал ему в этом технический прогресс: ткацкие станки совершенствовались, облегчая выработку тканей. В процессе этого совершенствования изменялась и сама ткань. Сначала это было простое полотно с обычным шахматным переплетением, потом появлялись более сложные - с узором в "елочку", с сатиновым переплетением. Но ведь узорчатые ткани тоже хотелось иметь! Тут надо сказать спасибо сразу двум французам, но обо всем по порядку.

...Знаменитый механик второй половины XVIII в. Жан Вокансон вроде бы не мог пожаловаться на невнимание соотечественников. Весь Париж собирался поглазеть на его изумительные механические игрушки: утки хлопали крыльями, распускали хвосты, крякали, клевали; флейтист перебирал пальцами, исполняя на минифлейте одиннадцать мелодий... Но Жан с юношеских лет мечтал о большем, о необычном: создать посредством тончайших механизмов гомункулуса, человечка, подобного живому.

Но если такая мечта не могла быть осуществлена по объективным причинам, то в своей области Вокансон не мог добиться желаемого исключительно из-за консерватизма тогдашних политиков. Хотя официальная должность Жана была вроде бы тоже немаловажной: главный инспектор шелковых мануфактур страны. Сам он воспринимал свою должность не как повод надувать щеки, а скорее как ключевое положение для модернизации отрасли, одной из важнейших в то время для Франции, где было неплохо развито и шелководство, и производство шелковых тканей. Предложенная Вокансоном конструкция более совершенного шелкоткацкого станка явно опережала эпоху. К тому же влиятельные фабриканты на первых порах воспринимали новый станок так же, как очередную занятную игрушку неутомимого выдумщика.

Вокансон это хорошо чувствовал и выразил свое мнение о некомпетентных властях на своем, так сказать, языке: выставил напоказ игрушечную, но действующую модель шелкоткацкого станка, за работой которого с глубокомысленным видом наблюдает, качая головой, осел... Неудивительно, что часть разработок Вокансона, в т.ч. станок для механического, отчасти автоматического, переплетения разных нитей, остались незавершенными. Да тут еще грянула Французская революция, и стало не до того. Все творенья Вокансона после того, как изобретателя не стало, нашли пристанище в основанной Конвентом Консерватории наук и ремесел, своеобразном Политехническом музее. Здесь в целости и сохранности расположен кабинет Вокансона, и доступ к нему свободный.

Однажды, уже в XIX в., порог этого кабинета переступает Жозеф Жаккар. Недавно этот молодой человек принял участие в конкурсе на создание самодвижущегося ткацкого станка, и его конструкция была признана одной из лучших. Времена меняются, технический прогресс входит в силу, и Жаккар понимает, что недаром пришел в этот кабинет. Отлично разобравшись в творческом наследии своего предшественника, Жаккар воплощает его идеи в новом ткацком станке, с тех пор и доныне называемом во всем мире жаккардовым. Жаккардовыми стали называть и производимые на таких станках ткани из разноцветных нитей, притом с любым, заранее намеченным узором.

Надо сказать, что столь важное дело, как переплетение нитей на ткацком станке, постоянно совершенствовалось. Поначалу за этим внимательно следил ткач, и работа подвигалась крайне медленно. Затем всем процессом руководил мастер, а подмастерья- дергальщики в нужный момент подавали нити определенных цветов. Станок Жаккара механизировал эти операции. А сегодня такие станки действуют по заданной программе автоматически, и разноцветный узор ткани, созданный художником, компьютер быстро превращает в четкое задание механическим "рукам" станка, задуманного и отчасти воплощенного в конструкции Вокансона.

Однако было бы неверным считать, что до Жаккара все ткани были простыми и примитивными - встречались просто потрясающие образцы кустарных материй. Причем очень часто все зависело от того, где производилась ткань. Надо заметить, что и сегодня при всех технических возможностях и секретах оптимальных технологий далеко не каждая текстильная фабрика изготавливает ткань экстра-класса. А издревле в разных землях формировались центры, где опыт и традиции способствовали выделке замечательных тканей не одним поколением ткачей. Еще до начала нашей эры неизменным успехом пользовались ткани из Хеммиса в Египте. При археологических раскопках там было обнаружено более трехсот разновидностей тканей, сохранившихся хотя бы в кусочках; и можно себе только представить, сколько до нас не дошло...

Несмотря на то, что на протяжении веков ткачество оставалось кустарным, многие ткачи, например, индийские, создавали нечто изумительное. "Лишь унаследованная, накопленная из поколения в поколение специальная сноровка сообщает индусу, как и пауку, его виртуозность", - замечает в "Капитале" Карл Маркс. В самом деле, наименования индийских тканей - "текучая вода", "вечерний туман", "сотканный воздух" вполне соответствовали тонкости, гладкости, нежности этих материй. Платье, сшитое из таких тканей, европейские щеголихи могли продевать сквозь перстень.

Весьма распространенная в мире ткань под названием кашемир - из тонкой козьей шерсти - происходит из области Кашмир в Индии. А признанным мировым центром текстильной промышленности сделался крупнейший индийский город Бомбей. В Средние века славились парча из среднеазиатского Хорасана, бархат из испанской Гренады, сукна, сделанные в Милане, а также шерстяные ткани, изготовленные фризами, жившими на островах близ Голландии. Много при этом значило мастерство ткачей, и здесь уместно привести характерный пример. Когда в XII в. король Рожер переселил в Сицилию византийских ткачей, вскоре засверкали великолепные шелка, выделанные в Палермо.

Искусство мастеров составляло славу тех городов, где они трудились, где непрерывно совершенствовалось оборудование и технология на всех стадиях производства тканей - от прядения до отделочных операций. Также как "кашемир", закрепил во многих языках наименование ткани "бостон" город в США. В признанном центре французской текстильной промышленности Лионе находится всемирно известный музей тканей. Вероятно, там представлена и сермяга - в прошлые века весьма распространенная на российских просторах: грубая, некрашеная, чаще домотканая материя, из которой преимущественно шилась мужицкая одежда. И слово "сермяжник" встарь было синонимом мужика.

Встречаясь с названием ткани, особенно в тех произведениях, где действия происходят в прошлом, мы далеко не всегда представляем себе, откуда такое название взялось. Например, ткань "затрапез". Во многих старых романах можно найти фразу: "Он был в затрапезном кафтане". И трапеза тут совершенно не причем! Просто кафтан был пошит из материи, выпускаемой на ярославской фабрике купца Затрапезова. А были еще ткани, названия которых мы сейчас можем встретить разве что в литературных произведениях прошлого или исторических романах: бараш, глазет, канифас, тирас, твин, маррах, тарлатан, синдаль, стамед... А города, славящиеся выпуском первоклассных тканей, доныне сохраняют свою известность. Кроме названных выше, можно вспомнить еще и Манчестер в Великобритании, Лодзь в Польше, Иваново в России, Херсон в Украине.

Да и сейчас каких только тканей не бывает! Начнем с того, что все ткани образованы перекрестным переплетением основы и утка, а сами нити могут быть из хлопка и льна, шерсти и шелка, вискозы и капрона. Понятно, что и характер, и качество тканей зависят и от исходного сырья, и от особенностей плетения. В одной ткани могут сплетаться различные нити. Более того, подобное сочетание возможно и в одной нити, например, штапельные вискозные волокна в соединении с хлопковыми образуют легкую, прочную, износостойкую подкладочную ткань.

А вообще-то идея сочетания разных нитей в одной ткани возникло задолго до наших дней. Остатки материи древних свидетельствуют о том, что нередко шерстяные ткани переплетались с льняными, шелковые с хлопковыми. Возможно, встарь подобные ткани вырабатывались прежде всего потому, что тем самым экономилась пряжа - более дорогая, или оттого, что вследствие различной окрашиваемости волокон получалась своеобразная игра оттенков. Кстати, о различных оптических феноменах знали еще древние. Историк искусства Винкельман замечает в этой связи: "На одеждах, изображенных на многих картинах древности, встречается особый вид изменчивого цвета, а именно: красный изменяется в фиолетовый или небесно-голубой; или же красный цвет в тени становится зеленым на свету, или фиолетовый в тени - желтым на освещенной поверхности. Эти оттенки свидетельствуют о шелковистых тканях, где основные и поперечные нити красились отдельно в различные цвета". Муаровые ткани такого рода в ходу и в наши дни.

В наше время на первый план выходит улучшение свойств, качество ткани - именно в результате удачного сочетания особенностей каждого из исходных видов нити. Скажем, эмблема старейшего в России Ивановского камвольного комбината, выпускающего шерстяные ткани - летящие лебеди, белый и черный. Они символизируют лебяжью нежность и вместе с тем выносливость, - что вполне может быть отнесено к продукции этого предприятия. Какой же? Известно, что самые лучшие ткани со временем все-таки изнашиваются, деформируются. Специалисты разработали оптимальный состав ткани: 40% натуральной шерсти, 30% лавсана и 30% вискозы. А в ткани с экзотическим названием "Согдиана" (по имени древней страны Средней Азии на Великом шелковом пути) соединяются натуральный шелк с вискозой.

В ткани основные и уточные нити могут переплетаться по-разному. Предположим, что нити утка - белые, а основы - черные. Если такие нити перекрывают друг друга поочередно, то рисунок с лицевой стороны и с изнанки напоминает бесконечную шахматную доску. При этом получается сорок тысяч пересечений, "перекрестков" нитяных дорожек на одном квадратном метре. При таком "шахматном" рисунке ткани обеспечена жесткость, порой, может быть, чрезмерная. Возможно и другое переплетение нитей, когда уток перекрывает две соседние нити основы. Так выглядят некоторые виды тканей со знакомым названием: бумазея, кашемир, бостон, диагональ. Здесь мы встречаемся с т.н. саржевым переплетением. Между прочим, французское слово "саржа", в слегка искаженном виде перешедшее в русский язык, происходит от старого европейского названия Китая, откуда, видимо, приходила подобная шелковая материя.

Надо ли говорить о том, насколько своеобразие, качество ткани влияет на привлекательность одежды из нее. Нынче экзотические ткани, такие как натуральный шелк встарь, уже не ценятся на вес золота. Но и в наше время на тканом Олимпе существует самая дорогая в мире ткань. Называется она "пашмина" и делается из тончайшей шерсти. Что придумают завтра? Кто знает...

24.05.2014   простые вещи  

Просмотров: 314

Loading...



реклама

это интересно
Loading...