Общественно-политическая газета
Сейчас в Баку 12:10

главная | хроника | политика | экономика | точка зрения | общество | за рубежом | культура | спорт
медицина | образование | история | простые вещи | телегазета | интервью | турклуб | за горизонтом | люди | очерк | природа

Последний герой

25 февраля последнему Герою Советского Союза Олегу Бабаку исполнилось бы 46 лет

23.02.2013   общество  

НУРАНИ
  Последний герой  

Есть мнение: история - это прежде всего имена и даты.И наверное, через много лет, когда закончится карабахская война и будет написана ее история, школьники тоже будут заучивать наизусть историю - ту, что мы знаем уже сегодня, и ту, что еще предстоит создать и написать.В ней, наверное, будет и уничтожение Ходжалы, и освобождение Горадиза, и Муровдаг, и те события, которые еще не произошли.

И не знаю, будет ли отдельной строкой прописано в этих будущих учебниках: "7 апреля 1991 года. Село Юхары Джибикли Губадлинского района." В этот день оборвалась жизнь Олега Бабака - лейтенанта внутренних войск СССР. Он погиб, защищая мирных крестьян от армянских боевиков. 17 сентября 1991 года он был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза. Олег Бабак стал последним Героем страны, которой уже через несколько месяцев предстояло исчезнуть с карты мира. И единственным, кто получил это звание за мужество и героизм, проявленные в "горячей точке" уже на советской территории.

Начало его биографии было вполне обычным. Родился в селе со звучным названием Виктория под Полтавой. После школы поступил в Высшее политическое училище МВД СССР. После окончания, в 1989 году, попал служить в знаменитую теперь Софринскую бригаду внутренних войск.

Лет десять, да что там десять - пять лет назад такое "распределение" показалось бы мечтой: вместо какого-нибудь глухого угла в Сибири - подмосковное Софрино, элитная часть. Но Олег Бабак, еще курсантом побывавший в "горячих точках", прекрасно понимал: служить ему придется далеко от Москвы. Пусть даже называться это будет коротким и таким привычным словом "командировка".

Именно так - "командировка" - называлась и его поездка в Карабах весной 1991 года. Формально приехали они сюда обеспечивать безопасность при проведении референдума о сохранении СССР, состоявшегося 17 марта. Но на деле...

На деле к этому моменту ситуация в Нагорном Карабахе и приграничных с Арменией районах Азербайджана уже выходила из-под контроля. Первые сведения о том, что в Карабахе не просто активизируется сепаратистское движение, но и создается подпольная вооруженная инфраструктура, появились до того, как на площади перед обкомом НКАО зашумели первые митинги. Значительное количество оружия было переправлено в Армению в декабре 1988 года, когда груз самолетов, доставлявших гуманитарную помощь в зону землетрясения, не досматривался таможней. В 1989 году французская "Юманите" писала, что в Карабах с Ближнего Востока перебираются армянские боевики, имеющие опыт уличных боев, так что будущее Кавказа представляется в весьма мрачных тонах.

А к весне 1991 года оружие уже заговорило. В Нагорном Карабахе и Армении как грибы после дождя плодились многочисленные вооруженные группировки так называемых "бородачей", жестоких, ошалевших от собственной безнаказанности и неплохо вооруженных. В Армении к этому моменту азербайджанцев уже не осталось. И армянские боевики принялись за планомерную "зачистку" армяно-азербайджанского приграничья. А Губадлинский район находится, напомним, между Арменией и Нагорным Карабахом. Более того, село Юхары Джибикли, где проходил службу Олег Бабак, расположено совсем недалеко от трассы Горис-Кафан...

Здесь, в горах, находилась застава внутренних войск. В одном из писем домой Олег Бабак так описывал место службы: "Я пишу вам письмо на заставе. Что это такое, сейчас вам расскажу. Это старый заброшенный домик в далеком-далеком горном селе. Километрах в 1,5-2 проходит граница с Арменией, прямо через дорогу, там по перевалу идет дорога. Кругом лес, уже армянский. Застава эта у меня самая дальняя. Машина едва доползла, да еще километра полтора шли пешком. Застава высоко в горах. Но тут хорошо одно - тихо и никто не беспокоит."

Тихо, впрочем, было здесь далеко не всегда. Уже потом сослуживцы Олега Бабака расскажут журналистам: по трассе регулярно перемещались армянские военные колонны. СССР еще существует, Армения - это союзная республика, которой вроде бы не положено иметь собственную армию, но в составе таких колонн перемещаются не только грузовики с боевиками, но и армейская боевая техника - откуда? Не на базаре же ее купили и не на колхозной МТС изготовили! Известна бойцам внутренних войск и тактика: последняя, замыкающая машина останавливается, боевики дают несколько очередей по селу - и скрываются на собственной территории. Ведут этакий "беспокоящий огонь", чтобы вынудить жителей Юхары Джибикли и других приграничных сел покинуть свои дома.

Могли ли солдаты внутренних войск остановить эту войну? Наверное, да, и наверное, нет. Да, потому что шансов противостоять четким и продуманным действиям государственных силовых структур у "бородачей" не было. Но жестокая реальность состоит в том, что не было не только четких и продуманных действий, помноженных на политическую волю - не было вообще никакой политики, кроме отправки войск с неясной задачей и нечеткими приказами. И самое страшное, что "на местах" солдат и офицеров внутренних войск ставили перед жестким выбором: хотите вернуться домой живыми - не вмешивайтесь и не мешайте расправам над азербайджанскими крестьянами. Нет - тогда мишенью станете уже вы.

Только вот Олег Бабак совсем по-другому понимал и офицерскую честь, и обычную человеческую порядочность. К тому же его, "человека с ружьем", считали в Юхары Джибикли самой настоящей властью, к нему, молодому офицеру, обращались за помощью и за защитой, почтительно называли "йолдаш лейтенант". "Мы не уйдем", - пообещал Олег Бабак старейшинам села.

Утро 7 апреля 1991 года началось с тревожной информации: километрах в полутора от села местные жители обнаружили труп лесника Шаина Мамедова. Его двоюродный брат Гариб Назаров пропал без вести. Жители села обратились за помощью к военным - единственной дееспособной власти.

Олег Бабак с несколькими подчиненными отправился к месту происшествия - вытащить с "нейтральной полосы" тело убитого лесника. Здесь же - невеста убитого парня, местный участковый Гусейнов, несколько сельских аксакалов. Тело стали укладывать на носилки, когда на дороге Горис - Кафан появилась белая "Нива"...

Потом уцелевшие однополчане Олега Бабака много раз будут вспоминать подробности того боя. Как по ним открыли прицельный огонь боевики. Как сразу, с первых же выстрелов, скосили сельчан, оказавшихся в зоне поражения. Как стреляли по санитарному "уазику". Как Олег Бабак скомандовал Гусейнову: "Уводи своих, я прикрою!" - но тот, раненый в бедро, не мог уйти и увести своих. Как потом к "бородачам" подоспела подмога, и против нескольких десятков бандитов оборону держали трое бойцов - лейтенант Бабак и два сержанта. Олег Бабак отстреливался до последнего...

Говорят, что война кого-то делает героем, а кого-то - подлецом и трусом. Это неправда. Просто война с кристальной четкостью проявляет внутреннюю сущность человека. Только вот ответ на эти вопросы порой приходится оплачивать ценой собстввенной жизни.

Сегодня Олега Бабака чтут и на родной Полтавщине, и в Софринской бригаде. В селе Виктория его именем названа сельская школа, где он когда-то учился. Приказом министра МВД СССР Герой Советского Союза О.Я.Бабак навечно зачислен в списки личного состава 21-й Софринской бригады особого назначения. В октябре прошлого, 2012 года его именем названа улица в поселке Ашукинское в Подмосковье, рядом с военным городком Софринской бригады. В том же Ашукинском установлен и памятник Олегу Бабаку - молодому офицеру, погибшему в Карабахе. И пусть уже не существует СССР, пусть разные, порой диаметральные, оценки даются политическим решениям той поры - в мире существуют вечные, непреложные понятия. Честь офицера - одно из них. Верность офицерской чести Олег Бабак доказал самой дорогой ценой.

В одном из еще "курсантских" писем Олега есть такие слова: "Смотрел фотографии... Смотрю в загорелые лица друзей, в лица, что знакомы до боли. И так захотелось чего-то такого, понимаешь... Хотел бы для них, знаешь... Ну, хоть так: "Мужики, уходите, я прикрою!" Слава Богу, не надо так".

А оказалось - надо.

23.02.2013   общество  

Просмотров: 501

Loading...



реклама

это интересно
Loading...