Общественно-политическая газета
Сейчас в Баку 08:47

главная | хроника | политика | экономика | точка зрения | общество | за рубежом | культура | спорт
медицина | образование | история | простые вещи | телегазета | интервью | турклуб | за горизонтом | люди | очерк | природа

Голубые глаза терпимой Мальты

Тысячи лет волны пели песню о вечной любви между морем и небом. И однажды от этой любви на земле родился остров

23.02.2013   турклуб  

О.БУЛАНОВА
  Голубые глаза терпимой Мальты  

"Море, суша, церковь, цветы, пляж и девушка - все умещается в одном кадре", - так сказал о Мальте один известный фотограф. Еще один сравнил когда-то Мальту с... Суздалем. В этом русском городке, куда ни глянь, в поле зрения окажутся семь церквей. Так и на Мальте, где только католических соборов столько, сколько дней в году - 365. Кстати, соборы эти на Мальте появились очень давно. Об этом говорит одна из легенд острова. Согласно ей, у берегов Мальты в 60 году н.э. потерпел крушение корабль, на котором в Рим плыл Святой Павел. Именно с этим событием связывают появление христианства на Мальте.

Мальта - самая густонаселенная страна в Европе, на островке в 27 км длины и 14 км ширины проживает больше людей, чем в немаленькой Исландии. Мальта - это остров сплошной эклектики. Здесь эпохи и цивилизации набегают друг на друга, словно волны прибоя. Здесь исторических событий на единицу времени так же много, как сохранившихся исторических памятников на единицу площади. Из окна отеля можно одновременно созерцать античную цитадель, средневековый замок, барочный дворец и культовый мегалит возрастом примерно лет этак в шесть-семь. Шесть-семь тысяч. Он на тысячу лет старше египетских пирамид. Загадочные сооружения! Построены из громадных каменных глыб весом в несколько тонн. Перемещение таких тяжестей является трудной задачей даже при современном уровне развития техники. Как их передвигали столько тысяч лет назад - полная загадка.

Но такая чрезмерная эклектика этот остров совершенно не портит. Мало того, соседство самых необычных эпох, цивилизаций и архитектурных стилей приучили мальтийцев к удивительной терпимости. Это выражается во всем. "Лучше открыть дверь, чем ждать, пока ее сломают", - гласит старая мальтийская поговорка. Мальтийцы умудрялись находить общий язык с сарацинами и римлянами, с норманнами, рыцарями-госпитальерами и бриттами. Исключением были только османы. Когда в 1565 году Сулейман Великолепный оправил на Мальту с большим флотом свое сорокатысячное войско, собираясь положить конец ордену, то ему противоборствовали всего семьсот рыцарей-госпитальеров под предводительством Великого Магистра Жана Паризо Валетты при поддержке резервной армии с Сицилии, а также несколько тысяч мальтийских ополченцев, бывших до этого сугубо мирными жителями. (Кстати, именно в честь Великого Магистра столица острова получила название Валетта.) Несмотря на численное превосходство, Сулейман Великолепный убрался с Мальты несолоно хлебавши.

После победы наступил расцвет архитектуры и культуры. Но постепенно, с потерей значения рыцарского движения, остров стал приходить в упадок. Когда в 1789 году Наполеон захотел на пути в Египет "сделать привал на Мальте", рыцари сдались без боя, несмотря на сильные крепостные укрепления. Тоже своего рода терпимость?

А в наше время терпимость мальтийцев выражается весьма удобным для путешественников образом. Например, взять в аренду автомобиль можно, вообще не имея прав. Для этого подойдет любое удостоверение личности с фотографией. Мальтийцы питают огромное уважение к любым документам.

Недаром и орден госпитальеров или иоаннитов нашел свое пристанище именно на Мальте, и впоследствии весь мир узнал его под именем Мальтийский. Созданный в XII веке как военно-монашеское братство в Иерусалиме и представляющий собой интернациональное образование, восьмиконечный крест олицетворял не только восемь добродетелей христианина, но и восемь государств-участников. Орден занимался тем, что врачевал пилигримов и крестоносцев, получивших свои раны, отвоевывая Гроб Господень, потом стал заботиться о бедных и больных. Но постепенно рыцари взяли на себя функции "солдат Христовых" и стали заниматься защитой паломников и бороться с "неверными". Гонимые исламом, госпитальеры отходили на запад: сначала пребывали на Кипре, потом осели на Родосе и, наконец, в 1530 году их приютила Мальта, которую они получили в ленное владение от императора Карла V.

И хотя за время пребывания этого ордена на острове ни один местный житель не стал членом Мальтийского ордена (!), отношения местных жителей и рыцарей были более чем дружественными. Появление рыцарей оживило мальтийскую жизнь. Стали развиваться торговля, строительство госпитальных и оборонительных сооружений. У жителей острова появилась работа. Деньги стекались на остров из пожертвований и доходов от владений ордена. Еще один источник - грабежи мусульманских торговых караванов.

Да, мальтийцы сильно полюбили госпитальеров, дело доходило даже до того, что они отдавали своих дочерей "на содержание" рыцарям, дабы поправить материальное положение семьи. И хоть рыцари не имели права не только жениться, но и пользоваться услугами рабыни или невольницы моложе пятидесяти лет, рыцари на то и рыцари, чтобы обращаться с девушками по-рыцарски: они, не скупясь, платили им "жалование", а если рождался ребенок, то он был обеспечен и получал хорошее воспитание и образование.

Сегодня на улицах современной Мальты тоже можно встретить людей с восьмиконечным крестом на лацкане пиджака. Обет безбрачия в наши дни, понятное дело, не соблюдается, а вот все остальные требования к рыцарству остались прежними - членом ордена может стать только католик и дворянин, представивший доказательства своего происхождения до седьмого колена со стороны отца и матери. Сейчас орден госпитальеров - вторая в мире по численности организация после "Армии спасения" и выполняет, по сути, функции Красного Креста: содержит больницы, госпитали, дома для престарелых и медицинские службы.

Орден госпитальеров вообще очень сильно повлиял на жизнь острова. В мальтийских шахматах, к примеру, фигура королевы не имеет короны. Это отголосок обета безбрачия рыцарей. Средневековье уже давно кануло в Лету, а ферзь так и ходит по клетчатому полю без королевского венца. Даже в такой, казалось бы, мелочи проявляется историческая традиция.

Еще одна традиция, навеянная госпитальерами - запрет разводов. На Мальте разводы запрещены до сих пор. Это единственная в мире страна, где супруги обязаны быть вместе до конца жизни. И сами мальтийцы до сих пор не проявляют желания менять этот закон. Почему, интересно? Тоже из-за своей терпимости?

Терпимость мальтийцев, кстати, до сих пор выражается даже в их именах. Мальтийские имена сложны и витиеваты: имя собственное, плюс имя отца, плюс имя матери, плюс девичье имя матери. Часто для простоты общения мальтиец берет себе какое-нибудь прозвище. По паспорту он может быть Джоуи Марио Дорес Кармен, а в быту - Джоуи Хромая Нога. Джоуи, т.е. Джозеф, Иосиф - самое популярное мужское имя на Мальте. Можно войти в любой кабачок, произнести "Привет, Джоуи!", и хозяин тут же бросается тебе навстречу с распростертыми объятиями. Через пару минут на вашем столе запотевшие кувшины с белым и красным вином. Вина на острове больше, чем пресной воды, поэтому им запиваются все блюда. В любое время суток. После вина появляется громадная тарелка "пасты" и куча разноцветных соусов. Затем суп из мидий и салат- ассорти. Этот салат чем-то напоминает саму Мальту, потому что тоже безмерно эклектичен: там есть свиная отбивная и блинчики с кислой капустой, жареная лампука в хрустящем картофеле и бобовый паштет бигила, острый сыр джбейнит и столь же острые бутончики каперсов, вяленые помидоры и браджоли - голубцы наоборот: завернутые в тонкие мясные ломти овощи.

На десерт хозяин принесет вам капуччино с огромной белоснежной шапкой взбитых сливок и сядет на пороге своей лавочки. В его руках незаметно окажется гитара, и станет слышна песня, сначала тихо, потом все громче, и под конец вы услышите, как печальные мотивы арабских кочевий становятся баркароллой, а она незаметно превращается в матросскую джигу. Все перемешано в этой мальтийской песне без слов. Все перепуталось на Мальте. Даже языки. На Мальте три языка: английский (государственный), итальянский и мальтийский (тоже государственный) - ласкающая слух смесь арабского и итальянского. (Слово "спасибо" по-мальтийски звучит почти так же, как по-итальянски или по-испански - "граци", а слово "солнце" будет "шемш" - от арабского "шамсул".) Все три языка абсолютно равноправны. Как и все на Мальте.

Есть на Мальте шикарные курортные зоны, застроенные фешенебельными отелями с прекрасной инфраструктурой. Но гораздо интереснее посмотреть, как живет настоящая Мальта, Мальта не для досужих туристов, а настоящая, древняя, та самая... Деревня Марсашлокк (название происходит от финикийского слова "марса" - "порт") - маленькое зеркало острова, отражающее всю причудливую смесь памятников, обычаев и фольклора. Здесь найдены руины карфагенской и византийской эпох, остатки единственной местной мечети и норманские монеты.

Белоснежные дома, зеленые пальмы и горчичные колокольни отражаются в море и играют в нем, словно стеклышки в калейдоскопе. Дома в этой деревне (как, впрочем, и в любом другом населенном пункте) выходят фасадами на улицу, они стоят вплотную один к другому, а с обратной стороны цветут сады. Такой тип застройки называется "террас хаус", а если дома стоят просторно, на расстоянии друг от друга - это уже виллы. Перед входом в дом висит глазурное изображение Богоматери с младенцем, а под этой фарфоровой иконкой - вазочка с цветами и свечка в стеклянной колбе для защиты от ветра. Каждый дом имеет собственное имя, оно значится на табличке над входом. Дома огорожены живыми заборами из кактусов. Колючие растения защищают от ветра и нежеланных гостей, а также дают нежные плоды, по вкусу напоминающие киви. Из них делают вкуснейший ликер розового цвета под названием "байтра". Кактусовый напиток смешивают с вином шардоне и закусывают этот своеобразный коктейль виноградными улитками, гнездящимися в проемах между камнями, из которых сложены стены фермерских владений.

Но главная достопримечательность Марсашлокк - это рыбный рынок, куда на выходные съезжается половина населения страны. Идя по рыбным рядам, ноздри любителя деликатесов так и трепещут - у каждой рыбы свой аромат, это только для нас, неискушенных, рыба пахнет одинаково противно. Запах осьминогов отличается от запаха мурены, меч-рыба, тунец и акула всего в локоть длиной также издают особый аромат. Очень популярна на острове лампука - что-то типа нашей ставриды. Ловят ее просто и оригинально. Рыбак с верхом нагружает лодку-дайсу с синим глазком на борту пальмовыми листьями и, выйдя в море, вываливает их за борт. Образованная тень привлекает целую толпу лампуки, и тут не зевай, лови ее, рыбку большую и маленькую. Этому способу лет, наверное, столько же, сколько самому острову.

Мальтийская дайса (еще ее называют луцци) считается прародительницей венецианской гондолы. Нигде в мире не найдешь таких лодок! Приступая к строительству дайсы, мастер сначала делает деревянный крест и не срубает его до тех пор, пока лодка с высоким носом, призванным разрезать морские волны, словно ножом, не будет окончательно готова.

Каждый рыбак расписывает свою дайсу в яркие праздничные цвета. Роспись лодок - своеобразный народный промысел. Цветов как таковых немного, но их сочетаний - не счесть. Две похожие дайсы вы вряд ли найдете. Смотреть, как красно- сине-желтые лодочки пляшут на волнах, будто подгулявшие по случаю удачного улова рыбаки, - незабываемое зрелище.

Все дайсы имеют имена собственные. По мальтийским понятиям, дайса - предмет одушевленный. Именно поэтому у всех лодок есть глаза. Если вы спросите рыбака, зачем они нужны, он посмотрит на вас как на не совсем здорового такими же круглыми глазами и ответит: "Чтобы не заблудиться в море".

Отчасти это идет от веры в то, что лодка - существо живое. Отчасти от суеверия. Мальтийцы - народ вообще суеверный, как, собственно, любой другой, чья жизнь испокон веков зависела от капризов природы и от еще более сильных капризов моря. Самые суеверные поэтому рыбаки. Ведь в море бывает всякое, например, морские чудовища. Рыбаки в это свято верят и поэтому вряд ли признаются, что глаза у лодки служат не только для того, чтобы не заблудиться в море, но и чтобы распугивать чудовищ.

Суеверность мальтийцев выражается и в том, что если спросить местного жителя: "Как дела?", он никогда не скажет: "Замечательно" - даже если это так и есть. Мальтиец ответит: "так себе", "более-менее" или "вроде бы ничего". И дело не в том, что островитяне не любят ни о чем говорить однозначно и определенно, а в том, чтобы не сглазить.

Еще одно "сословие" суеверных на Мальте - автомобилисты. Машина - средство повышенной опасности. На Мальте это понятие приняло гипертрофированные формы. Каждая машина защищена амулетом, а автобусы и такси ими просто увешаны. Подобные амулеты на машинах можно встретить, пожалуй, лишь в Турции, там они висят даже на выхлопных трубах. Но, в отличие от турецких бесшабашных шоферов, мальтийский водитель - самый острожный водитель в мире. Если висит знак "40 км/ч", то мальтиец будет ехать со скоростью 35 км/ч. Да и куда спешить, если живешь на острове? При всем при этом на Мальте негласно разрешена езда в нетрезвом виде, главное - из машины не вываливаться. Правда, вываливаются чаще всего иностранцы. Мальтийцы же практически не употребляют крепких спиртных напитков. Несмотря на то, что на 360 тысяч жителей приходится 120 тысяч машин (и куда они все помещаются?), автодорожных происшествий всего одно-два в год. Нам бы так! А вот со светофорами еще лет 15-20 назад была бо-о-льшая проблема - их было всего три (!) на весь остров. Сейчас в этом плане произошел огромный прорыв: их теперь больше двадцати. Астрономическая цифра!

Лучший вид транспорта на Мальте - оранжевый автобус, похожий на четырехколесного динозавра, с хромированной решеткой на радиаторе и металлической нашлепкой в виде рычащего льва. У себя на родине в Англии такие автобусы были списаны на пенсию и отправлены доживать век в тогдашнюю британскую колонию - Мальту. Сколько лет прошло - а они так и бегают по мальтийским дорогам вместе с музейными моделями машин вроде "форд-капри" или "кадиллак-эльдорадо". Много любопытного увидишь, передвигаясь по Мальте на этом допотопном автобусе. Билет стоит меньше доллара, а добраться можно до любой, самой далекой точки острова.

Например, до Валетты - столицы острова. Отдаленная точка в прямом смысле слова - на берегу. Валетта - один из красивейших городов Средиземноморья и один из немногих сохранившихся в Европе средневековых городов-крепостей.

Еще одни средневековый город, куда обязательно нужно приехать - Мдина, бывшая столица Мальты. Узкие извилистые улочки и средневековые дома Мдины сохранилась до наших времен почти без изменений.

Стоит посетить и местечко Калкара, где находится мальтийская киностудия "Ринелла". Вокруг расставлены фрагменты декораций, оставшиеся после съемок "Графа Монте-Кристо", "Ю-571", "Астерикс и Обеликс". А вот макет затонувшего "Титаника" - правда, не из нынешней, знаменитой картины с Ди Каприо, а из фильма 70-х годов. Вот остатки Колизея, на фоне которого снимался нашумевший не так давно "Гладиатор". Вообще вся Мальта с ее средневековой архитектурой - идеальное место для съемок исторических фильмов.

Можно приехать в Рабат - городок рядышком с Мдиной. Особенно этот городок понравится, если попадешь на какой-нибудь праздник. Например, на праздник Святого Иосифа, праздник яркий и шумный. Представьте: на улицах высятся декоративные колонны, фонари обмотаны золотыми лентами, на каждом углу стоят амфоры с виноградными гроздьями, а вместо ягод - разноцветные лампочки. Перед входом в храм стоят святые Авраам, Исаак и Иаков с венками из живых цветов, а внутри все занавешено дамаском - шелковистой материей красного цвета, сотканной вручную и очень дорогой.

По городу проходит духовой оркестр: надрываются флейты, бухают литавры, выворачивают душу трубы. Нет, это не дежурный парад с участием длинноногих барабанщиц в коротких юбочках. Музыканты - обычные жители города. Парень с серьгой в ухе, беременная женщина, мужчина в профессорских очках, худенькие девочки- подростки - все они добровольно собираются после работы или учебы, чтобы разучивать марши и исполнять их в день праздника.

Изо всех окон и со всех балконов летят охапки настриженной бумаги. Кажется, будто на город сыплется бесконечный снегопад, заваливает булыжную мостовую, заметает людей, забрасывает машины. Мало ли ненужной бумаги скапливается в доме за целый год? Улицы по колено усыпаны тоннами конфетти, нарезанного из газет, ученических тетрадей, рекламных листовок.

К началу праздничной мессы, без лишней помпы и суеты, на скромном Audi100 в сопровождении лишь двух мотоциклистов подъезжает президент Мальты. Он пожимает руку каждому, кто оказывается поблизости, с некоторыми может даже и поцеловаться, особенно если видит, что перед ним иностранец. В этот момент звенит колокол, из-за угла показывается крестный ход.

С наступлением темноты на широкой рыночной площади зажигается праздничный фейерверк. Установленные на высоких шестах "короны", "кресты" и "полумесяцы" крутятся с бешеной скоростью, дико завывают и разбрасывают вокруг разноцветные снопы пламени. Когда петарды, шутихи и бенгальские огни отгорят, толпа двинется к передвижным палаткам, в которых продаются всякие местные вкусности: обжаренные в оливковом масле браджоли, пряные сыры из козьего молока, пироги с рыбой лампуки и необыкновенно сладкая халва с орешками, цукатами и финиками.

Оранжевый автобус довезет вас до Хал Сафлиени, культового сооружения, которое называют гипогеем. Обнаружение гипогея на Мальте было культурно-исторической сенсацией. Это сооружение вырубалось в скале в течение нескольких столетий, оно опустилось на несколько этажей в глубину и занимает обширную площадь. Гипогей Хал Сафлиени служил не только местом культовых поклонений и захоронений (в нем найдены останки более семи тысяч человек), он, вероятно, служил в первую очередь для обучения жриц.

Мальта - совершенно уникальное место с точки зрения туризма. Если вспомнить, например, Бали или что-нибудь поближе и попроще, например, Кипр, то с этими островами все понятно - природа, флора, фауна... Все как полагается. На Мальте же ничего этого нет. Говорят, еще финикийцы вырубили здесь все деревья для постройки своего флота. И с пляжами та же история. Нет их на Мальте! Ну почти нет. Пахотных земель тоже практически нет. Поколение за поколением мальтийцы рыли каналы и строили террасы на склонах холмов. Сколько десятилетий должно было пройти, чтобы во время дождей потоки воды стали стекать вниз, не унося с собой почву? Но дожди - явление временное, они заканчиваются в середине марта. Бывают годы, когда за все лето на острове не выпадает ни единой капли.

И, несмотря на все это, приток туристов на Мальту увеличивается с каждым годом. А мальтийцы продолжают радоваться каждому самому маленькому кусочку природы и с трепетом относятся к любой, даже самой невзрачной живности. В каждом доме есть клетка с певчей птичкой, иногда клетки с этими птичками вывешиваются прямо на улицу, и прохожих радует их счастливое чириканье.

Отсутствие лесов и их обитателей, тем не менее, совсем не притупило охотничьего азарта. "Своих" птиц, кроме как в клетках, на Мальте нет. Но этот остров служит перевалочным пунктом не только для самолетов. Его облюбовало огромное количество перелетных пичуг, так как он находится на пересечении миграционных путей. Архипелаг является "промежуточной базой" для многих пернатых, которые привлекают местных охотников. Стрельба влет - любимое развлечение островитян. Любопытно, что несколько лет назад лейбористская партия на выборах одержала верх над националистами во многом благодаря тому, что пообещала не чинить препятствий охотникам. Двенадцать тысяч стрелков обеспечили перевес голосов в пользу лейбористов. Ей-богу, задумаешься над тем, а не лучше ли в некоторых вопросах националисты?

Правда, если уж быть совсем точными, то охотиться на Мальте можно не только на "чужих" птиц, но и на "своего" дикого кролика. Водится он вокруг мыса Дингли. Там можно встретить табличку "Riservato", говорящую о том, что кто-то из охотников арендовал участок земли и в любой момент может начать стрельбу. Нет, никто не запрещает гулять в этих местах, но вы должны знать, что делаете это на свой страх и риск.

Мыс Дингли находится в местечке Дингли Клифс, это открытая всем ветрам и поросшая соснами скала. На самом краю мыса стоит каменная, много раз побеленная часовенка. Над входом - четыре дырочки, следы от винтов, крепивших когда-то мраморную плиту с надписью "Iimmunita iglesia" - "Церковная защита". Раньше любой преступник мог найти убежище в святом месте - стражи порядка не имели права заходить внутрь.

К вечеру жизнь на острове замирает. Но вовсе не потому, что мальтийцы опасаются темноты из-за криминогенной обстановки. Они вообще не знают, что это такое. Машины не запираются, дома тоже, дети без опаски гуляют до полуночи, а если один школьник у другого стянул ластик, об этом говорят по телевизору - это позор для страны. Ранний отбой и такой же ранний подъем - просто исторически сложившийся обычай на острове. А вот в ночи на пятницу и на субботу Мальта превращается в одну большую вечеринку. В основном все гулянки концентрируются в столице - Валлетте. Молодежь гуляет до зари. На таких вечерах очень часто знакомятся будущие супруги, лет в пятнадцать-шестнадцать. Лет в девятнадцать их обручают, и с этого момента всякие вечеринки для них прекращаются, они видятся только друг с другом. А вот женятся мальтийцы поздно, ближе к тридцати. Это обычай: чтобы жениться, мужчина должен сначала построить дом.

...Счастливый маленький остров, затерянный в волнах Средиземного моря. Эти волны тысячи лет бились о каменистые берега этого дивного клочка суши, словно оттачивая, как морскую гальку, его красу. Тысячи лет эти волны пели песню о вечной любви между морем и небом. И однажды от этой любви на земле родился остров. Мальта.

23.02.2013   турклуб  

Просмотров: 559

Loading...

другие статьи из рубрики турклуб
1 октября 2016
Эксклюзив для блондинок
Виды туризма бывают разные


реклама

это интересно
Loading...