Общественно-политическая газета
Сейчас в Баку 19:35

главная | хроника | политика | экономика | точка зрения | общество | за рубежом | культура | спорт
медицина | образование | история | простые вещи | телегазета | интервью | турклуб | за горизонтом | люди | очерк | природа

Демократия "не для всех", или "Технология бэйджика"

15.02.2013   точка зрения  

НУРАНИ
  Демократия "не для всех", или "Технология бэйджика"  

Словари дают слову "анекдот" такое определение: "Короткий рассказ с неожиданной концовкой". Анекдоты бывают "национальные", "приличные" и не очень, наконец смешные и не особенно. Но жанр советского политического анекдота стоит здесь особняком. И, возможно, еще ждет своего "настоящего" исследователя. В анекдотах можно найти и реалии советской жизни, от дефицита и очередей и до всеобщей лжи и фарисейства, и весьма меткие характеристики политических деятелей, и даже громкие разоблачения деятельности спецслужб. И, как того и следовало ожидать, немалая их часть посвящена теме существовавшего в "стране победившего социализма" того самого номенклатурного "спецрая" - "спецраспределителей", "спецбольниц", "спецсанаториев"...Поэту Леониду Дербеневу приписывают авторство показательного анекдота: "Где начинается развитой социализм?- У Московской кольцевой автодороги. - А коммунизм? - У Кремлевской стены".

Сегодня, впрочем, авторы многих мемуаров, рассказывающие о том, что в действительности происходило "за Кремлевской стеной", деталей номенклатурного "спецрая" предпочитают не касаться. Зато с удовольствием рассуждают о том, что была, оказывается, в СССР "демократия", открытые дискуссии по самым острым темам и даже голосование. Правда, исключительно "за кремлевской стеной" - такая вот "демократия для избранных".

И самое удивительное, что эта идея "демократии для избранных" с распадом СССР вовсе не исчезла. И новостные сообщения продолжают приносить все новые и новые ее примеры - уже в других декорациях. Другое дело, что темы этой нередко предпочитают не касаться.

Пожалуй, один из самых ярких прецедентов здесь - Грузия, которая продолжает снабжать экраны мира пресловутой "горячей картинкой". Не успели утихнуть комментарии после столкновений у национальной библиотеки, как из Тбилиси сообщили о новой "акции" наиболее радикальных сторонников Бидзины Иванишвили - на сей раз в Западной Грузии кортеж Саакашвили закидали яйцами.

Понятно, что здесь существует огромное "поле для комментирования". Можно, например, попытаться найти причины, почему сторонники Саакашвили проиграли парламентские выборы 2012 года. Излишне напоминать, что не последнюю роль здесь сыграл тот факт, что, успешно "продвигая" вопросы демократизации, прав человека и т.д., в Грузии, похоже, не уделяли должного внимания экономике и социальной сфере: "рейтинги" страны росли, а вот уровень жизни ее граждан - уже нет. Свою роль, без сомнения, сыграл "тюремный скандал", и тут уже имеется ничем не ограниченное поле для предположений: то ли успехи реформ пенитенциарной системы при Михаиле Саакашвили оказались несколько преувеличенными, то ли скандал был с самого начала срежиссирован, а вот у "президентской команды" не нашлось достаточно ловких пропагандистов и "пиарщиков", чтобы эту самую "срежиссированность" должным образом "раскрутить" и подчеркнуть...Можно анализировать уже нынешнее противостояние между сторонниками Саакашвили и Иванишвили, предугадывать, как будут развиваться события в Грузии в дальнейшем, прогнозировать, к каким тяжелым последствиям для страны может привести двоевластие, наконец, строить десятки других политологических конструкций, чем и занимается немало представителей "экспертного сообщества". Только вот при этом без внимания остается другой вопрос. По крайней мере со времени "революции роз" в ноябре 2003 года Грузия считалась образцом продвижения демократии. Политические реформы Саакашвили заслуживали самых высоких оценок зарубежных экспертов и наблюдателей. С неменьшим жаром хвалили борьбу с коррупцией, реформы "силовых" структур и т.д. Более того, даже после "второй революции" в Кыргызстане, когда с клеймом "диктатора" и "коррупционера" не совсем добровольно покидал свой пост лидер первой революции - Курманбек Бакиев, а в Украине Юлия Тимошенко проигрывала Виктору Януковичу, Грузия считалась успешным примером "цветной революции".

Но, положа руку на сердце, назвать то, что происходит сегодня в Тбилиси, "торжеством демократии" язык не поворачивается. И не только потому, что назвать происходящее "привлекательной моделью" уж точно не получится. Важно другое: либеральная демократия в ее нынешнем, "устоявшемся" варианте - это не просто формирование органов власти на основе результатов выборов по принципу "победитель получает все". Немаловажной составляющей демократии является право на инакомыслие, возможность для носителей других политических взглядов свободно их высказывать. И можно сколько угодно рассуждать о тонкостях конституционных реформ в Грузии, но если парламент отказывается предоставить президенту возможность выступить с регулярным обращением, а потом излишне эмоциональные сторонники нынешнего премьера срывают и его выступление в национальной библиотеке Грузии - это, извините, уже не демократия. Потому как по логике вещей демократические нормы и права должны распространяться не только на сторонников Иванишвили, но и на сторонников Саакашвили. Потому как демократия - это, конечно, хорошо, но только в том случае, если "по демократическим правилам" играют все. Иначе "демократы" рискуют проиграть тем, кто просто позволяет себе большую "свободу рук". И то, что происходит сегодня в Тбилиси, Кутаиси, Зугдиди, уже заставляет задавать совсем уж неожиданные вопросы. Надо ли так понимать, что в Грузии "демократизация" не пошла в глубину? Не получается ли, что "по демократическим правилам" здесь играли только в одном лагере? И самое главное, как быть, если одни играют по демократическим правилам, а другие - уже нет? Как следует относиться к такой вот "демократии не для всех"?

А вопрос этот куда важнее, чем может показаться на первый взгляд. Потому как человечество уже имело сколько угодно шансов убедиться: бойко оперировать демократической фразеологией и уж тем более пользоваться всеми правами и свободами демократического общества могут не только носители либеральных взглядов. Первый такого рода печальный опыт относится еще к веймарской Германии, где, напомним, к власти вполне демократичным путем пришли нацисты. Которые очень быстро заменили демократию на концлагеря и гестапо. Через полвека "демократический порыв масс" в Иране смел диктатуру шаха Мохаммеда Резы, но взамен народ получил еще более жесткую диктатуру клерикалов. Изрядную пищу для размышлений дает череда "жасминовых революций" в арабских странах, где у власти в результате оказались исламисты. Которые тоже весьма умело воспользовались демократической фразеологией, но вот следовать тем же демократическим нормам в отношении своих оппонентов уже не считают необходимым.

Но вся проблема, похоже, в том, что нынешние профессиональные "борцы за демократию и права человека" по поводу такого рода проблем не "заморачиваются". И не то чтобы они настолько привержены высокой прекрасной идее "права человека для всех, сейчас и немедленно!", что их просто ставит в тупик вопрос, надлежит ли ради спасения демократии пойти на не совсем демократичные, с чьей-то точки зрения, меры, или же как раз наоборот, доказать, что настоящие демократы от своих принципов не отступят, даже если в результате от демократии мало что останется. Все куда прозаичнее. Это в идеале, точнее, в речах и презентациях, правозащитники для продвижения демократии и защиты прав человека должны пользоваться, условно говоря, и микроскопом, и телескопом, одновременно видеть и мельчайшие детали конкретных событий, и воспринимать общую картину, вектор развития и т.д. В реальности "телескопом" уже никто не пользуется. Не пользуется, впрочем, и микроскопом. Детальный и пристальный анализ даже тех дел, которые вроде бы объявлены "знаковыми", давно заменен на наклеивание этаких "политических бэйджиков". Вернее, подгонки ситуации под этакие "устойчивые формулировки" вроде "узник совести", "политический заключенный" и т.д. А так как многие из них четкого юридического определения не имеют в принципе, то можно представить себе, какой здесь таится простор для разного рода манипуляций.

И что уж самое удивительное, а вернее, вполне ожидаемое, сами "защитники прав человека" и их "подзащитные персоны" не торопятся признавать за своими оппонентами права на доступ к демократии. Она - как продукты в "номенклатурном спецмагазине". Не для всех.

Классический пример здесь - реакция определенной части профессиональных правозащитников на "Каменные сны" Акрама Айлисли. HRW, российский ПЕН-клуб и т.д. в тесной кооперации с наиболее оголтелыми армянскими "аналитиками" дружно завопили: какой ужас! Какое нарушение прав господина Айлисли на свободу творчества! Он миротворец, а его так критикуют! Да еще посмели митинговать у его дома!

Честно говоря, даже самое беглое знакомство с произведением не оставляет сомнений: этот пасквиль на собственный народ может служить многим целям, от провокации до попыток его автора погромче напомнить о себе - но уж никак не миротворчеству. Даже если не очень стараться, здесь без особого труда можно найти повод для возбуждения уголовного дела по нескольким статьям, от пропаганды национальной розни и национальной исключительности и до оскорбления религиозных чувств. Ученые- историки уличили господина Айлисли в грубых фальсификациях, причем, скажем так, в "армянской" их редакции. Да и, честно говоря, то, что "лучшим другом" писателя оказался известный своей проармянской настроенностью Андрей Битов, тоже говорит о многом. Если речь идет о "миротворческом призыве", если Айлисли призывал своих соотечественников к "покаянию" за несовершенные вообще-то преступления, то почему "Каменные сны" увидели свет исключительно в русском переводе? Какой аудитории его сны не то об Айлисе, не то об Эчмиадзине были действительно адресованы?

Есть наконец в этих "Каменных снах" еще один очень неприятный с "чисто человеческой" точки зрения аспект. Баку - это все еще в немалой степени "сцена без кулис", где наверняка кто-то с кем-то учился, кто-то кому-то кем-то приходится и т.д. Многие персонажи "Каменных снов" имеют вполне узнаваемых реальных прототипов - и ныне живущих, и ушедших. Давать оценки "переделке фамилий" на основе русской матерной лексики не хочется. А вот выведение в книге персонажей под вполне "узнаваемыми" фамилиями своих реальных прототипов - это уже нечто другое. В особенности на фоне воспоминаний о другом литературном прецеденте. В "Молодой гвардии" Фадеева, кроме Стаховича, "молодогвардейцев" активно сдают гестаповцам еще две девушки: Вырикова и Лядская. Обе "литературные антигероини" имели своих реальных прототипов. Правда, настоящие краснодонские Вырикова и Лядская никого немцам не выдали. Но на основе "фадеевского" текста пошли в лагеря. И хотя сегодня в Азербайджане за "литературные параллели" в тюрьму идти уже не придется, тем самым "реальным прототипам" уж точно не позавидуешь.

Можно, конечно, поинтересоваться, следует ли возводить эту самую "свободу творчества" в абсолют и если да, то должна ли она распространяться, к примеру, на "Майн Кампф". А если продолжить мысль, то можно поинтересоваться, не попытается ли HRW, к примеру, поставить вопрос о посмертной реабилитации Юлиуса Штиха, издателя журнала "Штюрмер" ("Штурмовик"), приговоренного к смерти Нюрнбергским трибуналом. Но если серьезно, то на эту самую свободу творчества господина Айлисли никто не посягал. Никто не запрещает ему продолжать писать, размещать свои опусы в Интернете или отсылать их бандеролью хоть Аннинскому, хоть Битову, хоть Зорию Балаяну. Но если у господина Айлисли есть право на свободу творчества, то и у его читателей есть право высказать свое мнение о его произведении. А у молодых людей, митингующих перед его домом, тоже есть право на свободу собраний. А вот этого уже рафинированные правозащитники признать, похоже, не готовы.

И это тоже не единственный пример "демократии не для всех". И, увы, даже не злополучное "исключение" из красивых правил. Просто те "правила", по которым сегодня работают правозащитники, от идеалов демократии и прав человека, от чеканной формулировки "Свобода! Равенство! Братство!" бесконечно далеки. И яркий пример здесь - те самые доклады "евронаблюдателей", посвященных отдельно взятым странам. Общедемократические формулировки вроде "презумпции невиновности" или "свободы слова" в докладах мелькают часто, но вот чтобы сами защитники прав человека следовали им на практике - это уже из области мечтаний. "Диктаторский режим", "политически мотивированное судебное решение" - все эти формулировки штампуются "с налета", без анализа доказательств, лишь бы звучало погромче. И опять-таки - в адрес "нелюбимых" стран.

Дело даже не в том, что такого рода "политтехнологии" позволяют без труда моделировать эти самые заданные выводы, исходя из интересов (и заказа)хоть "Газпрома" с его "Северным потоком", хоть госпожи Хильды Чобоян. Важно другое: сам механизм "евромониторинга" недемократичен по своей сути. И очень уж напоминает юридическую норму, существовавшую в Российской империи: здесь, напомним, суды могли не только признать виновным или оправдать, но и "оставить в подозрении". По воспоминаниям многих, это был безотказный способ отравить жизнь человеку, которому даже весьма эластичный николаевский суд ничего не смог доказать.

А сегодня на тех же юридических основаниях строится система "евродокладчиков". Которых направляют в "нелюбимую" страну - и готово. Ореол "оставленного в подозрении" обеспечен, а вот "евродокладчик" - уж будьте уверены! - грязь найдет.

Есть, конечно, официальная версия: речь, дескать, идет не о "нелюбви" к отдельно взятым странам и не о "предвзятости", а всего лишь о выполнении обязательств, взятых на себя при вступлении в Совет Европы. Есть, мол, "евростандарты", и им надо соответствовать. Жаль только, что с реальностью это не стыкуется. Во-первых, напомним в который уже раз, если этот "евромониторинг" не является чем-то предвзятым, то проводиться он должен в отношении всех стран, входящих в Совет Европы. Во-вторых, проводиться он должен на основе четких критериев. А в-третьих, вести его должны профессионалы. А на деле известного азербайджанского правозащитника мгновенно отлучили от контактов с немецкими коллегами, стоило только ему заинтересоваться положением прав человека не только в Азербайджане, но и в Германии. Где, по сообщению ряда СМИ, разгорелся шумный скандал: на 49-й Международной Мюнхенской конференции по безопасности, где собрались вице-президенты, главы МИД разных стран, генеральный секретарь ООН, в центре внимания СМИ оказались иранский посол в Германии Алиреза Шейх-Аттар и сопредседатель немецкой партии "Зеленые" Клаудия Рот. Камеры запечатлели, как 61-летний Алиреза Шейх-Аттар, видя 58-летнюю Клаудию Рот, улыбаясь, поднимает руку, как бы желая "дать пять", и Рот с удовольствием "отбивает".

В Иране вообще-то пожимать руку женщине не принято. В посольстве ИРИ сначала попытались уверить что посол с Клаудией Рот не "ручкался". Затем поняли, что с видеокамерой не поспоришь, и выдали другую версию: мол, Алиреза Шейх-Аттар лишь хотел помахать Рот, в то время как она поняла его превратно, и "неожиданно дотронулась до его руки". "Он сам был в шоке", - цитирует представителя посольства The Telegraph.

Но в Германии задают уже другие вопросы. Клаудия Рот известна своей правозащитной деятельностью. Она требовала признания равных прав для сексуальных меньшинств, устраивала кампании в защиту курдов и т.д. Более того, она весьма эмоционально критиковала главу немецкого МИД Гидо Вестервелле, когда тот после визита в Иран появился на фотографии пожимающим руку президенту Ирана Махмуду Ахмадинеджаду. А сама оказалась близкой знакомой и личным другом Шейх-Аттара, который до того, как стать послом в Германии, занимал пост губернатора Иранского Курдистана и Западного Азербайджана. "Его руки по локоть в крови", - считает Die Welt, по мнению которой, Рот "должна была сгореть от стыда". В конце концов столь теплая встреча свидетельствует о весьма близких отношениях. Какую такую "демократию для всех" и "права человека для каждого" можно "продвигать" в сотрудничестве с таким персонажем, как Шейх-Аттар, непонятно. Вернее, понятно слишком хорошо, особенно если вспомнить, как трогательно совпали требования и интересы европейских, главным образом немецких, правозащитников и иранской муллократии во время конкурса "Евровидение" в Баку.

А теперь скажите честно: вас это тесное общение правозащитницы с иранским дипломатом действительно удивляет?

15.02.2013   точка зрения  

Просмотров: 472

Loading...

другие статьи из рубрики точка зрения
1 октября 2016
Небольшое эссе о нас и наших "зернах"
30 сентября 2016
Большая Парижская мечеть - памятник толерантности в сердце французской столицы
29 сентября 2016
"Оружейный лизинг" - на параде и не только
28 сентября 2016
К чему демонстрация российских "Искандеров" в Армении?
24 сентября 2016
До каких границ распространяется избирательность в аспекте защиты прав человека?
23 сентября 2016
Азербайджанский мультикультурализм и его особенности
22 сентября 2016
Пятая ядерная провокация КНДР, которая приведет к полному уничтожению власти Ким Чен Ына
21 сентября 2016
Когда ожидать следующую военную эскалацию в Нагорном Карабахе?
20 сентября 2016
"Протестный электорат"
17 сентября 2016
Межнациональный акцент в спортивном противостоянии
или "Армянский вопрос" через призму болельщиков
16 сентября 2016
Об этапах развития связи Азербайджана
15 сентября 2016
Система здравоохранения с каждым днем доводится до еще больших высот


реклама

это интересно
Loading...