Общественно-политическая газета
Сейчас в Баку 12:44

главная | политика | экономика | точка зрения | общество | за рубежом | культура | спорт
медицина | образование | история | простые вещи | телегазета | интервью | турклуб | за горизонтом | люди | очерк | природа

Трудно быть манекенщицей

На вопросы "Эхо" отвечает Сабина Гольдман, наша соотечественница, работающая в одном из ведущих модных домов Израиля

25.08.2012   интервью  

О.БУЛАНОВА
  Трудно быть манекенщицей  

Сабина Гольдман живет в Израиле и работает манекенщицей в одном из ведущих модных домов Хайфы. Несмотря на свои двадцать восемь лет, Сабина поработала и в Киеве, и в Москве, и в Париже. Уехав из родного села на рубеже веков, девушка сделала замечательную карьеру, доказав, что сказка о Золушке в жизни иногда сбывается.

- Каким образом вы оказались в Израиле? Там лучше, чем в Париже?

- Образ самый банальный - я вышла замуж за еврея из Израиля. Точнее, он бывший советский, но его родители в свое время уехали из СССР. Так что дома мы говорим исключительно на русском. Да тут пол-Израиля говорит на русском! Что касается того, где лучше... Париж считается столицей моды, туда едут девушки со всего мира. Я прошла кастинг в Москве, меня отобрали, и я уехала в Париж. Это была сумасшедшая работа! Чтобы выжить, нужно чуть не каждый день проходить различные кастинги, относить свои портфолио в разные модельные агентства, работать по восемнадцать часов в сутки. И платили поначалу очень мало. Но работа мне нравится, я молодая, мне нетрудно. В Израиле та же самая картина. Конечно, есть своя специфика. Но где ее нет?

- Правду ли говорят, что улицы Парижа - ожившая картинка из модного журнала?

- Это миф и ничего больше! Париж - обыкновенный мегаполис, где каждый одевается так, как ему удобно. Ни о каких оживших картинках говорить просто не приходится! Более того - я нигде не видела таких уродливых женщин, как в Париже. Уродливых - в смысле одежды. Я помню, что, собираясь в Париж, я накупила себе кучу нарядов, привезла штук шесть мини-юбок, всяких красивых платьев, туфель со шпильками. Все это пришлось запихнуть в шкаф и на каждый день купить себе совершенно другую одежду: кроссовки, теннисные туфли, сандалии, джинсы, майки, футболки. Повседневная мода Парижа резко отличается от повседневной российской, и очень-очень резко - от бакинской. Днем на улицах Парижа вы не увидите ни одной женщины в нарядном платье, а тем более на шпильках. Никаких блестящих туалетов, никаких стразов или пайеток на кофточках, ничего такого, к чему мы привыкли в Баку. Поначалу меня это шокировало, потом я привыкла и теперь считаю, что так даже лучше, потому что вечером, если ты куда-то направляешься, то выглядишь совсем не так, как каждый день. И создается ощущение праздника.

- Часто удавалось нарядиться и развлечься?

- Очень редко! Это все миф, что работа манекенщицы или модели - сплошной праздник. Иногда дышать некогда, не то что развлекаться. Кстати, как только местные узнавали, что я из бывшего СССР - я не вдавалась в подробности об Азербайджане, все равно они с их уровнем образованности не знают, где это и что - мне тут же начинали наливать водку. Русские для них - это водка, балалайка и перестройка. А я ни водку, ни коньяк терпеть не могу, невкусно мне это. Они удивлялись! А сами пьют - русским не чета! Особенно финны и англичане.

- В чем отличие израильской повседневной моды от парижской?

- В Израиле другой климат, это прежде всего. Он диктует свои условия. В чем-то настроение города похоже на бакинское, но только в чем-то. Можно иногда встретить нарядных молодых женщин и средь бела дня. У российского барда Александра Городницкого есть в одном стихотворении такая строчка, когда он пишет о Хайфе: "Этот город похож на Баку". Мне подруга прислала его книжку, которую он написал в Баку. Он прав - действительно немного похож. И мода похожа.

- Правда ли, что в Париже и вообще в Европе мода на русских манекенщиц и манекенщиц из стран СНГ?

- Чистая правда! И на манекенщиц, и на моделей. Эта мода родилась давно - как только СССР открыл границы после перестройки, и продолжается по сей день. И будет продолжаться, я уверена!

- В чем вы видите ее причину?

- Во-первых, в типажах. Славянские лица более красивы, чем европейские, это однозначно и это признается всеми. Лица с "восточинкой" - как остроумно говорит мой муж - тоже очень популярны. Хотя меня чаще всего принимали либо за еврейку, либо за испанку. Но за русскую тоже принимали - мало ли в России широкоскулых и темненьких? Во-вторых, "советские" манекенщицы и модели более ответственны, более выносливы. Они очень любят деньги и готовы делать все, чтобы их иметь.

- А европейки, выходит, деньги любят меньше?

- Не меньше, но по-другому. Они все-таки жили в совершенно других условиях, они привыкли к достатку и изобилию, а мы, бывшие советские, росли в дефиците. В 90-х годах я была девчонкой, но я прекрасно все помню - и очереди, и фарцовщиков с Кубинки, у которых можно было достать все, когда в магазинах не было ничего. Всем очень хотелось красивой жизни и многие были готовы делать для этого все. Все - в прямом смысле слова. Когда я приехала сначала в Украину, потом в Россию, я видела это желание сплошь и рядом. Меня оно коробило, я все-таки девочка ментальная из очень ментальной азербайджанской семьи, у нас воспитание не такое, как в России. И пусть русские девчонки на меня за это не обижаются.

- Вы поэтому решили уехать в Европу?

- Отчасти и поэтому тоже. Вообще я вам так скажу: в России, да и в Украине, модельного бизнеса практически нет. То есть он существует, но на каком-то самодеятельном, что ли, уровне. Еще не сформирован институт заказчиков, они не любят тратиться на дорогих моделей. Кстати, в Азербайджане в этом плане тот же менталитет. Заказчикам проще найти дешевую девушку, выпустить ее, уволить, потому что она ничего не умеет, потом найти другую - такую же дешевую, и так по кругу. Вкладывать деньги в обучение манекенщиц не хочет никто, поэтому девушки - если хотят найти приличную работу, а не в службе эскорта (что сплошь и рядом в российском модельном бизнесе), должны брать процесс обучения в свои руки. Я, например, окончила школу при модельном агентстве Freshmodels в Москве. Да, за свои деньги, и за немаленькие, но я не жалею. По крайней мере, эта школа помогла мне научиться хотя бы правильно себя вести на подиуме и правильно ходить, держать осанку.

- Где сложнее работать - в Израиле или во Франции?

- Сложно сказать. В Париже меньше свободного времени, больше напряг, больше конкуренция. Но в Париже и возможностей больше. В Израиле возможностей меньше, но если удалось где-то зацепиться и подать себя в хорошем свете, то выжить легче. С другой стороны, в Париже было проще, потому что неплохо говорю по-французски, в Израиле в этом плане сложнее, язык мне не очень дается. Но вы поймите - это все субъективно, кому-то может показаться наоборот. Кроме этого, в Израиле есть своя специфика, которая мне очень подходит. Мало кто знает, что если Париж - центр моды вообще, то Израиль - центр пляжной моды. Самые лучшие купальные костюмы - израильские. Каждый сезон выходит несколько огромных и очень интересных коллекций, весь мир в этом плане равняется на Израиль. А у меня - не сочтите за нескромность - очень хорошая фигура. Как говорит наш администратор, на мне самый плохой купальник смотрится обалденно. Я высокая и стройная, но не худосочная доска - как большинство моих коллег. На дефиле я всегда иду первой, "разводящей" - если речь идет о демонстрации купальников. Кроме этого, мне в Израиле не надо думать о крыше над головой и делить ее еще с двумя-тремя девчонками, не надо думать и о куске хлеба, мой муж очень неплохо зарабатывает. Я могу делать свою работу исключительно из любви к искусству.

- Она вам так нравится?

- Ужасно нравится! Если бы нравилась чуть меньше, я бы не пошла на полный разрыв со своей семьей. Мой отец рвал и метал, когда узнал, куда я "намылилась" после школы. Он сказал, что это не профессия, что я, став старше, останусь у разбитого корыта, что это сплошной разврат и что у них нет больше дочери. Я же говорю - моя семья очень ментальная, не русскоязычная.

- Откуда тогда у вас такой замечательный русский?

- Училась хоть и не в русском секторе, но тесно общалась с русской соседкой. Потом жила в русскоязычной среде в Киеве и Москве. И потом, мне всегда нравился русский, мне нравилось читать с детства, а на азербайджанский мало что переведено из мировой классики и современной русскоязычной прозы. Если же вернуться к родителям, то очень хорошо, что у меня теперь другая фамилия - моя семья не будет звонить в вашу газету.

- А как же фотография? Они вас не узнают?

- Маловероятно. Во-первых, я уехала двенадцать лет назад, за эти годы я изменилась и ни разу дома не появлялась. Во-вторых, фотографию, что я вам прислала, сделал замечательный израильский фотохудожник, он уж постарался, чтобы я на себя не очень была похожа. Да и газету вашу они в районе вряд ли читают. А имя... Сабин в Азербайджане много!

- Но вы не можете не понимать, что когда вы станете старше, вы уже не будете востребованы. Или вы надеетесь на мужа?

- Нет, на мужа не надеюсь. То есть он замечательный, но тут немножко по-другому живут люди - нужно иметь собственный тыл. Я учусь в университете, уже на четвертый курс перешла. Буду культурологом. Хочу написать большую значительную работу о советских манекенщицах - для кандидатской. Уже и материал собираю.

- Почему вы выбрали эту тему?

- Потому что манекенщицы в Советском Союзе - это особая тема. Это особое культурное явление. Там все было не так, как сейчас и как на Западе. Начать с того, что модельного бизнеса тогда в принципе не было. И вот в этих условиях манекенщицы умудрялись не только работать, но и создавать образ, на который равнялись обычные женщины.

- Расскажите подробнее о вашей будущей диссертации.

- Я собираю материал уже очень давно. Еще в Киеве я чисто шапочно познакомилась с пожилой дамой, Людмилой Шишловой. Она в советское время работала манекенщицей. Она рассказывала о том, как в то время все это происходило. Рассказ показался мне настолько интересным, что я поняла - хочу про этот период знать все! Может, не встреться мне эта женщина, у меня и судьба сложилась бы по-другому, хотя она меня, скорее всего, и не помнит. Она - настоящая Золушка: работала на авиазаводе, училась в техникуме, а стала одной из самых известных манекенщиц. Познакомилась где-то случайно с девушкой, которая работала в доме моды, та ее пригласила с собой, Людмила Шишлова пришла, на нее тут же что-то надели и выпустили на подиум. Да еще и денег сразу заплатили. И начала работать, и стала знаменитостью. Я поняла - если уж в то время была возможна такая метаморфоза, то уж в наше-то!.. А ведь тогда работа манекенщицы считалась совсем неприличной, слово "модель" вообще не употребляли, оно считалось буржуазным, в трудовых книжках скромненько писали "демонстратор одежды". Одежды модной не было вообще, кругом дефицит, зачем вообще дома моды нужны были? Это я себе такой вопрос задавала. И выяснила, что манекенщицы были чем- то вроде примера, учили людей со вкусом одеваться.

- Чем отличались советские показы от современных?

- Если сейчас конструкторы могут делать модели на среднестатистическую фигуру - а мы все среднестатистические (смеется), то в те времена конструктор делал крой четко по параметрам конкретного "демонстратора одежды", и готовое изделие сидело как влитое. Всякие там моменты типа "здесь подколем, там подрежем" не проходили. Перед показом все оценивал худсовет из министерства легкой промышленности. Забракует - минус с зарплаты и модельера, и конструктора. Если утвердит, да еще и показ пройдет успешно - премия. Поэтому примерки длились по нескольку часов. Но самое важное и самое главное отличие - манекенщиц никто не знал. Их фамилии не печатались в модных журналах, они были словно анонимными, никаких тебе поклонников, как у нас сейчас. Знали только близкие, да и те зачастую, как мои родители, были против работы девушек. Коммунистическое воспитание сказывалось. Кстати, на работу принимали только семейных, желательно - с ребенком. А если работа манекенщицы была не основной, если девушка еще где-то работала, то девушку могли и уволить с работы - если начальство узнавало. Известен случай, как уволили учительницу из школы, когда директор узнал, что она еще и для журналов снимается. Был жуткий скандал, мол, как может учитель, на которого равняются детские неокрепшие души, так позорно себя вести.

- Да, "весело" мы тогда жили...

- И это если учесть, что никакой сексуальности в демонстрациях и в помине не было! Эротическое белье не демонстрировали, в стиле "ню" не снимались. Даже нарядные откровенные наряды (если вдруг таковые появлялись) демонстрировали просто, целомудренно, без какого-то намека на кокетство и женственность. Еще одно основное отличие моды тех лет на подиуме: мода была носибельной, она не отражала гротескно никаких модных тенденций, любое платье можно было снять с манекенщицы и пойти в нем на работу.

- Но ведь и в те времена к манекенщицам приставали всякие чиновники, власть предержащие. Одного Берию если вспомнить!

- Да, Леокадия Миронова, еще одна знаменитая манекенщица советского периода, которую западные журналисты называли "русской Одри Хепберн" и приглашали на работу за границу, вспоминала, что многих московских манекенщиц чиновники действительно преследовали, что у двух ее коллег были дети от Берии, который овладел ими буквально насильно. В Киеве было поспокойнее, чиновники себе такого не позволяли. А Миронова вынуждена была даже уволиться, когда ей дали понять, что либо в койку к чиновнику, либо на выход.

- Но ведь и достоинства у этой профессии в советское время были, и привилегии?

- Были. Особенно это касалось возможности поездить по стране. У обычного советского человека такой возможности не было. Другая привилегия - доступность "гламурных" глянцевых журналов. Так-то их в то время было не достать, а тут это вроде рабочего инструмента. Правда, это было тоже не на показ, журналы передавали друг другу тайно, но они были доступны. Еще был "блат" у лучших парикмахеров и визажистов. Специально для манекенщиц таких людей не нанимали, но они могли попасть к лучшим специалистам. Однозначным плюсом было и то, что возрастная планка была повышена, манекенщицу не увольняли, если она постарела или растолстела. Тогда можно было демонстрировать опять же носибельную одежду для дам бальзаковского возраста. Этот плюс неплохо бы вернуть и в нашу жизнь. А то тридцать стукнет - и прощай! Минусом была обувь - ее не хватало. Иногда манекенщица была вынуждена выходить в туфлях на два размера меньше. Еще один плюс, и с ним соглашаются многие, не только те, кто, как я, интересуются прошлым этой профессии, - это отсутствие у моделей безликости. Все были яркими, все были непохожими друг на друга. И фигуры были не стандартные, а самые обычные. Да, конечно, предпочтение отдавалось стройным, но именно стройным, а не набору костей для супа. И пресловутого "90-60-90" тогда не было. Параметры фигуры соответствовали ГОСТу. Например, самым ходовым размером считался 48-й, а это "96-78-102". Даже у 44-го - и то никаких тебе 60 посередине: "88-70-94"! И за ростом в два метра никто не гнался. А вы представляете, что такое 60, если в тебе 185 сантиметров?! Это же кукла Барби! И добавьте туда еще и "бараний вес", и получите ходячую анемию. А советские манекенщицы никогда себя в еде не ограничивали, мели все подряд - все равно на работе все калории сгорят. Я как-то показала старые советские журналы, которых у меня великое множество, своей подружке, так она воскликнула: "Ой, какие они все толстые!" Да они нормальные, это мы из Освенцима! Представляете, как СМИ вдолбили в наши головы, что красиво и нормально, а что нет? Из-за них обычные женщины с талией 75-80 сантиметров комплексуют и изводят себя диетами!

- Кстати, а вы сидите на диетах?

- Никогда не сидела! Я ем все, что мне нравится, но только не в огромных количествах, а понемножку. И занимаюсь физкультурой. Это самый лучший способ держать себя в форме. Два раза в неделю хожу в тренажерный зал и очень часто плаваю, примерно через день.

- Но ведь какие-то критерии отбора существовали?

- Выбирали точно не по красоте. И не по параметрам фигуры. Нужна была личность. Не вешалка.

- А как в советское время проходили показы?

- Совсем не так, как сейчас, когда по подиуму ходит вереница девиц с отрешенным взглядом. Если показы проводились в Доме моды, то сопровождались обязательно комментариями ведущей, которая рассказывала, что это за модель, для кого предназначена. Примерно так, как показано в фильме "Бриллиантовая рука". Кроме этого, показы были частью программы на различных концертах. Очень часто дефиле было не безликим проходом, а проходило на фоне чтения стихов и выглядело как миниатюра с сюжетом. Иногда было так трогательно, что зрители плакали. В интервью с одной старой манекенщицей я прочитала, что в Москве однажды читали стихи Кочеткова из фильма "Ирония судьбы" - "С любимыми не расставайтесь". По подиуму шли две женщины и один мужчина, причем средних лет. Зрители реально плакали! Или звучала музыка из фильма "Шербургские зонтики", а девушки на сцене прыгали через воображаемые лужи.

- Манекенщица могла купить себе одежду, которую демонстрировала?

- Это не разрешалось. Покупали те, у кого были большие деньги - жены партийных работников и другого начальства. Манекенщица могла после показа купить только выкройку понравившегося туалета.

- А сколько платили манекенщицам? И вообще - какой был у них режим работы?

- Такой же, как у всех остальных советских тружеников: с в девяти до шести. Оклад - если ты работаешь постоянно - был 90 рублей. Это самая высокая зарплата, по пятому разряду. Четвертый - 76 рублей. Третий разряд подразумевал 67 рублей. При этом простая уборщица получала 60 рублей. И у нее, заметьте, не было необходимости ведра и швабры покупать, а манекенщицы покупали себе все - от косметики до белья. А хорошего белья под хорошее платье, особенно облегающее, достать было просто невозможно. Так манекенщицы без белья на подиум выходили. За съемку в журнале платили больше - рублей 100. А если манекенщица не в штате, а где-то еще работает, то за показ комплекта - 1 рубль. Но работать разрешалось только на двух работах, на трех - это уже подсудно.

- Каких еще известных манекенщиц прошлого вы можете назвать?

- Например, москвичка Марина Блиновская. Она работала в Московском доме моделей, во Всесоюзном Доме моделей трикотажных изделий. Была очень известной, ее поклонником был Марк Бернес. У нее была похожая фигура с космонавтом Терешковой, и Терешкова носила костюмы, которые мерялись на Блиновскую. С ней по поводу туалетов советовалась жена Хрущева. Кстати, размер у нее был 46-й, а рост - 166 сантиметров. И это считалось высоким ростом! Это было в сороковых-пятидесятых годах, тогда Зайцев был еще студентом. Она, кстати, сказала знаменитую фразу, когда ей намекнули, что она уже постарела: "А разве пожилые дамы должны плохо одеваться?" У нее был такой авторитет, что модельеры продолжали создавать одежду специально под ее фигуру. И уже будучи очень старенькой, она бегала на каблуках и обладала девичьей осанкой. Еще можно вспомнить ленинградку Евгению Куракину. Она была одной из ведущих советских манекенщиц в шестидесятых. Она часто выезжала за границу, была, так сказать, лицом Ленинграда.

- А в то время русские манекенщицы были так же востребованы за границей, как сейчас?

- Нет. О русских манекенщицах практически не знали, ведь страна жила за железным занавесом. А имена тех, кто все-таки выезжал, за границей не афишировались. В те времена вообще было очень сложно с поездками за границу, но это знают все, я об этом распространяться не буду. Те, кто из манекенщиц попадал на Запад, были под жестким контролем, передвигаться просто так по улицам, идти, куда захочется, в магазины или рестораны, было невозможно. Нельзя было даже просто посидеть в баре отеля без сопровождения администратора. Девушки иной раз проявляли чудеса изобретательности, чтобы избавиться от "хвоста". Интервью давать тоже не разрешалось - только с ведома начальства и в его присутствии. Сопровождающих лиц было больше, чем самих манекенщиц. И не дай Бог просто заговорить с каким-то иностранцем! Поймают за таким "неблаговидным занятием" - больше за границу не выпустят. Приоритет был у тех, кто был членом партии или хотя бы комсомола. Евгению Куракину, кстати, не хотели выпускать, она не была членом партии и замужней дамой. Леокадия Миронова должна была участвовать во Всемирном параде топ-моделей в Нью-Йорке и Лондоне. После этого парада участницам предлагался контракт на работу за границей с сумасшедшей не только по тем временам, но и по этим, оплатой - две тысячи долларов. За час! Миронову не выпустили. Советской манекенщице не пристало получать зарплату в долларах!

- Вы буквально излучаете любовь к профессии. А есть ли у нее какой-то минус, за который вы ее не любите? Ну, кроме того, что это очень тяжелая в физическом плане работа?

- И в психологическом плане тоже не легкая. Я могу найти у нее только один минус - практически отсутствие у меня родителей. Это и то, что они меня не поняли, конечно, минус. Я бы хотела, чтобы они у меня были, потому что родители - это, несомненно, святое. Я все равно их люблю, посылаю им деньги, чтобы хоть как-то им помогать.

- Они, наверное, со своей принципиальностью высылают их вам обратно?

- Нет, так далеко их принципиальность не распространяется.

25.08.2012   интервью  

Просмотров: 2849

Loading...



реклама

это интересно
Loading...