Общественно-политическая газета
Сейчас в Баку 23:02

главная | хроника | политика | экономика | точка зрения | общество | за рубежом | культура | спорт
медицина | образование | история | простые вещи | телегазета | интервью | турклуб | за горизонтом | люди | очерк | природа

"Мотоцикл под окном в воскресное утро" (хроника восточных ночей)

23.08.2012   точка зрения  

Александр Хакимов
  "Мотоцикл под окном в воскресное утро" (хроника восточных ночей)  

...Как сообщило агентство CNN, в июле этого года легендарный Брюс Спрингстин давал концерт в лондонском Гайд-парке. В финале к нему присоединился не менее легендарный Пол Маккартни. Спрингстин пришел в восторг: по его словам, он пятьдесят лет ждал этой минуты! Но спеть вместе с Полом ему не дали: в процессе исполнения песни Twist and Shout объявился какой-то человек, который начал махать Спрингстину руками, показывая, что концертное время подошло к концу. После чего обоим артистам отключили микрофоны. Пожав плечами, Брюс и Пол удалились со сцены. Как потом объяснили организаторы, Спрингстину разрешено было петь только до 22.15, а он пел до 22.40, чем уже нарушил условия, на которых ему позволили петь в Гайд-парке. А все дело в жалобах от жителей прилегающих районов - им мешает уснуть шум от выступлений музыкантов... Фанаты пришли в бешенство, заполнив Твиттер гневными посланиями. Журналист Ричард Джеймс по этому поводу написал: "Только в Британии местный совет может вырубить звук величайшим артистам последних 50 лет в тот момент, когда они готовы отдать публике все!"

1. У нас тут, однако, не Лондон. И если на Приморском бульваре допоздна длится "живой" концерт... Впрочем, не будем: концерт - это все-таки праздник, равно как и салют, от которого сотрясается дом и дребезжат оконные стекла. Поговорим о том, что не имеет никакого отношения к празднику. Окна моей квартиры смотрят на один из самых оживленных проспектов нашего мегаполиса. Туда же выходит и балконная дверь - имею такое счастье. В жаркие и душные летние ночи я оставляю дверь на балкон открытой, что делает мои ночи весьма неспокойными. В качестве наглядного примера могу привести одну из таких ночей - любую, на выбор. Вообще-то я ложусь спать довольно поздно. Но если бы даже ложился рано, заснуть было бы довольно затруднительно, ибо до двух часов ночи шум, вливающийся с проспекта через балконную дверь, создает такое впечатление, будто я живу возле танкодрома. Несмотря на поздний час, машины идут непрерывным потоком в обоих направлениях, производя мощный, несмолкаемый гул, ежеминутно сигналя, а время от времени и автобусы оглушительно взревывают, как дикие слоны, которым сильно сжали тестикулы. Под эту какофонию я кладу усталую голову на подушку. Постепенно шум "танкодрома" стихает, но радоваться, увы, рано - знаю по опыту. И точно: в 2.30 прямо под моим балконом останавливается машина, останавливается на несколько минут, приоткрыв дверцу; из машины доносится громкая музыка в стиле "техно" - думпц, думпц, думпц - словно кто-то вколачивает сваи в землю. Потом машина уезжает вместе со своей факинговой музыкой, но этого хватило, чтобы я проснулся. Потом я вновь засыпаю, но ненадолго: где- то около трех ночи под балконом останавливается другая машина, оглашая окрестности завываниями какой-то турецкой певицы; по-моему, их слышно аж в самой Турции. Через несколько минут машина удаляется, завывания стихают вдали, но я-то опять проснулся. Впадаю в забытье, но через 15-20 минут подскакиваю на постели - по проспекту проносится байкер на мотоцикле без глушителя. От этого немыслимого грохота не отгородиться ни закрытыми дверями, ни стеклопакетами, ни ватой в ушах, ни подушкой, наброшенной на голову; этот немыслимый грохот проникает всюду, он заполняет собой весь мир, всю Вселенную, он слышен не только в Турции, но и, наверное, на Огненной Земле, на противоположной стороне земного шара... Выплескиваю в пространство мощный залп неприличных выражений, адресованных всем байкерам вообще и данному байкеру в частности, и падаю обратно, истекая потом и бессильной злобой. Не сплю - дремлю вполглаза, ожидая от улицы какой-нибудь очередной пакости. И верно: около четырех утра по проспекту на большой скорости проносится легковушка, изо всех сил ревя сигналом, стилизованным под волчий вой; сквозь него слышны какие-то вопли, улюлюканье, свист... Группа молодых мерзавцев, не то укуренных, не то обдолбанных, мчится по городу глубокой ночью, врубив сигнал, и нет им, мерзавцам, никакого дела до того, что от производимого ими мерзкого шума в квартирах просыпаются и плачут младенцы, которых с трудом уложили, просыпаются и ворочаются старики, которым до этого едва-едва удалось заснуть, просыпаются и долго еще не могут заснуть работяги, которым завтра предстоит целый день вкалывать, в отличие от них, обдолбанных и укуренных, которые будут дрыхнуть до двух часов дня... Мысленно пожелав машине с мерзавцами встретить на своем пути подходящий бетонный бордюр, а лучше - прочный фонарный столб, укладываюсь на спине, закинув руки за голову и мрачно глядя в потолок. Заснуть уже и не пытаюсь, и правильно делаю: все равно очень скоро, в пятом часу утра, по проспекту проезжает машина, из которой невыносимо громко звучит "мейхана". Я люблю "мейхану", но не в такое же время! В который раз задаюсь вопросом, какого дьявола конструкторы машин вделывают в них динамики такой мощности - в принципе, вполне достаточно, если музыку слышат водитель и пассажиры, и вовсе необязательно, чтобы ее слышал весь город... В пять утра с чего-то вдруг активизируются молодые водители такси, чья стоянка находится аккурат под моим балконом. Сначала они громко переговариваются, время от времени оглушительно хохоча над какой-то шуткой, потом в одной из машин включают музыку (на сей раз это "лезгинка") и принимаются танцевать, хлопая в ладоши и подбадривая друг друга азартными воплями. Скрипя зубами, я спрашиваю себя: где же полиция? Чем она занимается? Мне известно, что после двадцати трех ноль-ноль запрещена громкая музыка и всякого рода пляски; я слышал где-то, что в ночное время запрещены сигналы, клаксоны и прочий шум, мешающий честным людям спать; я знаю, что где-то неподалеку, на перекрестке, дежурит полицейская машина. Так чего же стражи правопорядка молчат?! Словно бы в ответ на мои мысли, со стороны перекрестка доносится какая-то фраза, чудовищно усиленная мегафоном, после чего полицейские на несколько секунд включают спецсирену, от которой у меня чешутся глаза, ноют зубы и по позвоночнику словно проходятся напильником... Нет, спасибо, лучше не надо. Тем более, что эта фраза адресована вовсе не плясунам. Под самое утро устаю настолько, что удается забыться каким-то нездоровым сном, из которого меня выводит монотонный, вибрирующий, очень неприятный звук. Это газонокосильщик, дрын ему в дышло, подстригает травку в ближайшем сквере. Смотрю на будильник - половина шестого. А через полчаса звенит и сам будильник, и его звон выглядит таким тихим и безобидным по сравнению со всеми этими клаксонами, сиренами, мегафонами и мотоциклами без глушителей. Отчаянно зевая, плетусь в ванную и гляжу на себя в зеркало. Лицо изможденное, вокруг глаз - темные круги, как у мадагаскарского лемура. После завтрака плетусь на работу. Что ж, обычная выдалась ночь. Такая же, какая была вчера, и, я твердо уверен, будет завтра - разве что с некоторыми вариациями... Но уж точно - без правил и законов, охраняющих сон мирных граждан. 2. Впрочем, случаются и более ощутимые ночные развлечения. Это когда проспект ремонтируют. Ремонтные работы проводятся как в дневное, так и в ночное время. И тогда ночью не бывает громкой музыки из машин, "лезгинки" и сирен в виде волчьего воя и лошадиного ржания, зато им на смену приходит оркестр из бульдозеров, асфальтоукладчиков, катков, автокранов, тракторов с цепными пилами, сваезабивателей, перфораторов и прочих подобных музыкальных инструментов... А как-то раз, перед самым "Евровидением", две спецмашины прочищали канализацию, проложенную под проспектом. В течение нескольких ночей огромные махины-цистерны с синими "маячками" занимались, выражаясь грубо, отсасыванием нечистот из канализации. Я никогда не думал, что этот процесс сопровождается такой сильной вибрацией; я все время подсознательно ожидал, что наш дом рассыплется в прах вместе с населяющими его жильцами... Но Бог миловал - устоял дом, и жильцы тоже устояли. По утрам, рассматривая лемурьи круги вокруг глаз, я внушал себе, что все это делается для моего же блага, и что я должен быть просто рад!.. И я был бы рад, только вот спать очень хотелось...

3. Когда-то, в детстве, я прочитал роман знаменитого японского фантаста Саке Комацу "Похитители завтрашнего дня", переведенный и изданный в Советском Союзе в 1970 году. Главный герой романа, токиец Юдзо Тода, рядовой служащий мощной компании электроприборов, на загородной прогулке случайно встречает несуразного и диковинного человечка. Человечек представляется Гоэмоном (что несколько странно, ибо Гоэмон - популярный герой японского фольклора и персонаж театра Кабуки). Выясняется, что Гоэмон - иностранный турист, он только что прибыл в Японию и не имеет здесь никаких знакомых. Гостеприимный Тода приводит странного незнакомца к себе домой - в многоэтажку обыкновенного токийского микрорайона. По пути иностранный турист Гоэмон вынужден хлебнуть многих "прелестей" мегаполиса по имени Токио - воздуха, загрязненного выхлопами многочисленных автомобилей, пробок на дорогах, людской скученности и прочего... но самое неприятное ожидает Гоэмона в доме у Юдзо Тода. Это беспрерывный, раздражающий шум, сводящий с ума. Цитирую по тексту (повествование ведется Тода от первого лица): "Откуда-то доносился тяжелый металлический грохот... это был стук парового молота, вбивающего в землю стальную сваю. Ну, опять началось! Олимпиада давным-давно кончилась, а дороги все ремонтируют... Впрочем, нет, грохот доносится из котлована - неподалеку прокладывают новую линию метро. К ударам парового молота прибавился оглушительный низкий хриплый вой - сопляк с верхнего этажа крутил "Модерн-джаз" на самодельной стереорадиоле. Вот сволочь, ведь каждый вечер запускает! Да еще на полную мощность. Знает, что звукоизоляция в нашем доме ни к черту..." Знакомая картина, правда? Мы хоть и не токийцы, но слышим такое каждый день! "Какая есть шумная страна Япония!" - замечает Гоэмон. А некоторое время спустя происходит невероятнейшее событие: пропадают абсолютно все звуки! Мир становится полностью безмолвным! "Паровой молот, как и раньше, падал на стальную сваю, но удар не сопровождался оглушительным грохотом, от которого так и хочется втянуть голову в плечи. Не было ни беспорядочного городского шума, ни унылых гудков электричек, ни шороха шин по асфальту. Все звуки умерли". И люди зря напрягали голосовые связки - в наступившей мертвой тишине можно было лишь переписываться друг с другом. Снова цитирую роман: "Вечером, в 19 часов 12 минут вся Япония была поражена внезапной глухотой. Из газет известно, что это диковинное явление, впоследствии получившее название "Пояса безмолвия", распространилось далеко за пределы Японии. Пояс безмолвия шириной около шестисот километров протянулся с северо-востока на юго-запад по всему земному шару, полностью захватив Японские острова" "Какая беда на нас обрушилась! - с ужасом думает Тода. - Телефоны пришли в полную негодность... Да и радио тоже... Телевидение наполовину парализовано... Звуковые сигнальные устройства стали детскими игрушками..." Ужас Тода усугубляется тем, что он работал в фирме, выпускавшей теле- и радиоаппаратуру, магнитофоны, стереофонические установки, телефоны и прочие средства связи, в новых условиях ставшие совершенно бесполезными! "Конец нашей фирме! Восемьдесят процентов наших изделий полетит на свалку. На черта они, если звук исчез?" Но свойственная японцам деловитость очень скоро берет верх. В то время как одни напиваются пьяными и даже кончают жизнь самоубийством, другие напряженно думают над тем, как же жить дальше в изменившихся условиях: "Как-нибудь образуется. Телевизоры будут покупать. Увеличим производство телетайпов, аппаратуры для фототелеграфа". Вся Япония приникает к телевизорам - хоть нет звука, зато есть изображение! "...передавали новости недели, наспех написанные на листах бумаги разного формата. Иногда диктор писал мелом на доске очередное срочное сообщение. В последнее время у нас все чаще и чаще поднимался вопрос о неприлично низком уровне языковой культуры дикторов телевидения. Но писали они, оказывается, намного хуже, чем говорили. В жизни не видел такого количества ошибок!" Транслируемое по телевидению заседание парламента назвали "заседанием парламента глухонемых" (парламентарии тоже вынуждены были писать свои выступления на плакатах и транспарантах, и выяснилось, что подавляющее большинство их дико безграмотны). Короче говоря, страна уже стала худо-бедно приспосабливаться к беззвучию, но... через 64 часа загадочный феномен исчез, и в Японию вернулись звуки! Позднее выяснилось, что виной всему - странный человечек Гоэмон, который оказался пришельцем из космоса. Обладая сверхъестественными способностями, Гоэмон установил над Японией полосу так называемого "звукового вакуума". Для чего? Да чтобы элементарно выспаться! Пришелец хотел поспать, но громкий и нескончаемый городской шум мешал ему. До чего же мне иногда хочется встретить такого Гоэмона - просто сил нет!

4. К сожалению, я, как и многие из нас, слишком воспитан для того, чтобы запустить в побеспокоившую меня машину кирпичом или хотя бы, чисто по-сталкерски, тяжелой гайкой. Но мы живем в такое время, когда воспитанность имеет свойство таять, подобно куску сахара в воде. ...Лет этак сто тому назад была написана одна любопытная картина (полтора метра на полтора, холст, масло). На картине была изображена комната. Окно раскрыто. За окном угадывается утреннее солнце. В комнате слева - развороченная постель, справа - комод с выдвинутым ящиком. Посредине - человек в ночном белье. Он крадется к окну, в правой руке его, отведенной назад, к зрителю, зажата граната-"лимонка". Картина называется "Дас моторрад унтер дем фенстер ам зоннтаг морген", что в переводе с немецкого означает "Мотоцикл под окном в воскресное утро". Ах, да! Вы спрашиваете, как звали художника, создавшего это замечательное полотно? Адольф Шикльгрубер некто. Так что не доводите до греха, любители сигналов и громкой музыки...

23.08.2012   точка зрения  

Просмотров: 1677

Loading...

другие статьи из рубрики точка зрения
1 октября 2016
Небольшое эссе о нас и наших "зернах"
30 сентября 2016
Большая Парижская мечеть - памятник толерантности в сердце французской столицы
29 сентября 2016
"Оружейный лизинг" - на параде и не только
28 сентября 2016
К чему демонстрация российских "Искандеров" в Армении?
24 сентября 2016
До каких границ распространяется избирательность в аспекте защиты прав человека?
23 сентября 2016
Азербайджанский мультикультурализм и его особенности
22 сентября 2016
Пятая ядерная провокация КНДР, которая приведет к полному уничтожению власти Ким Чен Ына
21 сентября 2016
Когда ожидать следующую военную эскалацию в Нагорном Карабахе?
20 сентября 2016
"Протестный электорат"
17 сентября 2016
Межнациональный акцент в спортивном противостоянии
или "Армянский вопрос" через призму болельщиков
16 сентября 2016
Об этапах развития связи Азербайджана
15 сентября 2016
Система здравоохранения с каждым днем доводится до еще больших высот


реклама

это интересно
Loading...