Общественно-политическая газета
Сейчас в Баку 08:19

главная | хроника | политика | экономика | точка зрения | общество | за рубежом | культура | спорт
медицина | образование | история | простые вещи | телегазета | интервью | турклуб | за горизонтом | люди | очерк | природа

Старина четвероног,

которого долгое время считали вымершим

26.11.2011   природа  

Александр ХАКИМОВ
  Старина четвероног,  

...Эта уникальная рыба серо-стального цвета, с изумрудными глазами, по праву названная учеными "зоологической сенсацией XX века", обитает в одной-единственной точке Мирового океана, живя среди коралловых рифов на глубине около 200 метров. По ночам она всплывает к поверхности моря, а днем возвращается обратно в глубины. Ее глаза боятся света, зато светятся сами и могут видеть в темноте. Она умеет ползать по морскому дну и плавать не только обычным способом, но и задом наперед, а иногда даже кверху брюхом. Часто зависает вниз головой. Она размножается с помощью яиц, но не откладывает их, а рождает живых мальков. Она обладает развитым чувством электрического поля. И, самое главное, этой рыбы просто не должно быть. Но она есть! Она есть, и с этим ничего не поделаешь...

...В декабре 1938 года южноафриканский рыболовный траулер вел промысел в своем обычном районе, в прибрежных водах западнее Ист-Лондона (иными словами, в Индийском океане). Улов оказался невеликим, и капитан Госен решил напоследок попытать счастья на отмелях у устья реки Чалумна. В трех милях от берега забросили трал, который принес полторы тонны обычных для этих вод рыбешек, несколько акул и одну рыбину очень необычного вида. Она была покрыта плотной, как броня, чешуей, имела трехлопастной хвост, а плавники ее напоминали короткие лапы. Рыбаки поняли: они поймали что-то очень редкостное. Вернувшись в Ист-Лондон (портовый город в Южной Африке), они отнесли находку в местный краеведческий музей. Хранительница музея, мисс Куртинэ-Латимер, заинтересовалась необычной рыбой и купила ее.

А в самые первые дни 1939 года южноафриканский ученый-ихтиолог (специалист по изучению рыб) профессор Дж.Л.Б.Смит получил от миссис Латимер письмо. Хранительница музея сообщала о диковинной рыбе, на обратной стороне письма был рисунок, сделанный ею красными чернилами. Профессор Смит был опытным ихтиологом, но, глядя на рисунок, и он не смог определить, что за рыба на нем изображена. Такого профессору видеть еще никогда не доводилось: рыба скорее напоминала крупную толстую ящерицу... И тут, по словам ученого, "словно бомба взорвалась у меня в мозгу!" Рыба на рисунке была очень похожа на доисторическую кистеперую рыбу целаканта, которую считали давно и безвозвратно вымершей. Профессор Смит немедленно выехал в Ист-Лондон. Чучело рыбы уже было выставлено в музее. Одного взгляда на него было достаточно, чтобы ученый смог убедиться - свершилось одно из самых сенсационных открытий биологической науки двадцатого века. В это верилось с трудом, но факт оставался фактом: рыба, считавшаяся вымершей еще 60 миллионов лет назад, жива!

В земляных пластах ученые находили множество ископаемых останков кистеперых рыб. 60 миллионов лет назад, по мнению специалистов, эти рыбы полностью и бесповоротно вымерли. А тут вдруг рыбаки вылавливают в океане живого целаканта! Есть от чего разволноваться! Тысячи газет и журналов во всем мире выходили в те дни с сенсационными заголовками: "Выужена морская рыба, возраст которой - миллион лет!" "Предок человека в сетях!" "Поймано живое ископаемое!" и все такое в том же духе. Находка буквально потрясла научный мир да и людей, далеких от науки, тоже. Профессор Смит же поступил как настоящий джентльмен: он дал пойманной рыбе имя "латимерия" - в честь хранительницы музея миссис Латимер.

Однако для науки мало одного-единственного экземпляра, да еще и виде чучела. Тем более - вечная история! - профессора Смита немедленно объявили сумасшедшим, ученая братия открыто потешалась над ним. И Смит принялся за поиски других целакантов. О том, чего ему это стоило, ученый подробно рассказал в своей замечательной книге "Старина Четвероног" (так он прозвал латимерию, потому что из брюха рыбы торчали две пары толстых кистеобразных лап). Вдвоем с женой профессор Смит изъездил все побережье Юго-Восточной Африки. Профессор заказал в типографии листовки с изображением целаканта; под рисунком шла надпись крупными буквами, бросающаяся в глаза: "Эта рыба может принести вам счастье!". Дальше на трех языках (английском, французском и португальском) говорилось, что тот, кто найдет еще один экземпляр кистеперой рыбы, получит премию в 100 фунтов стерлингов. Французские натуралисты из Мадагаскарского центрального института хохотали вовсю при виде этой листовки. Однако ежедневно тысячи и тысячи рыбаков тщательно проверяли каждый улов в надежде найти ящероподобную рыбу, ибо каждому, естественно, хотелось заработать сотню фунтов. Листовки разошлись по всем, даже самым глухим и неожиданным местам юго-восточного побережья Африки, рыбаки придирчиво перебирали пойманную рыбу, но целакант так и не ловился. Так прошло 14 лет. Началась вторая мировая война, самая страшная война в истории человечества, а профессор все искал и искал... Наконец, его упорство было вознаграждено: ученый встретил капитана Эрика Ханта, владельца небольшой шхуны, плававшей между Занзибаром и Коморскими островами. Взглянув на листовку, капитан тут же сказал, что знает такую рыбу. "Таких полно на Коморских островах", - сказал Хант (Коморские острова находятся у берегов Мозамбика). По словам капитана, жители этих островов хорошо знают эту рыбу, называют ее "комбесс" и давно используют ее прочную шершавую чешую - для чего бы вы думали? - для зачистки велосипедных камер! Наждак, видите ли, дорог, а чешуи на островах предостаточно! Тут поневоле вспомнишь Марка Твена с его "Принцем и нищим" - там простой лондонский паренек Том Кенти колол орехи Большой Королевской печатью...

"Таких полно на Коморах", - сказал Хант. Профессор Смит и тот усомнился в словах капитана. Хант же на прощанье пообещал: "Как только найду целаканта, шлю вам телеграмму". Смит и его жена только улыбнулись этой шутке. А через несколько дней вдруг пришла весьма лаконичная телеграмма: "Целакант... Хант". Профессор Смит тут же сел в самолет, предоставленный ему южноафриканским правительством, и вылетел на Коморские острова...

А там случилось вот что. Рыбак по имени Ахмед Хусейн, находясь всего в двухстах метрах от берега, на глубине около 40 метров поймал здоровенную рыбину, и наутро понес продавать ее на рынок. Хусейн чуть было не продал свою добычу какому-то покупателю (не велосипедные ли камеры чистить?), но какой-то прохожий вовремя вмешался и показал рыбаку листовку. Вот так целакант принес счастье простому рыбаку Ахмеду Хусейну... А профессор Смит получил второй экземпляр чудо-рыбы. Через четырнадцать лет поисков! Говорят, ученый не удержался от слез, дотронувшись до чешуи второго целаканта. Что ж, его можно понять...

В 1954 году на Коморских островах поймали еще несколько кистеперых рыб. Но все они очень быстро погибали вне воды - целакант хоть и необычная, но все же рыба. Подтвердился тот факт, что да, хотя латимерии и обитают в одном-единственном месте Мирового океана, зато здесь, у Комор, они не такая уж и большая редкость. А одну из пойманных латимерий удалось даже довольно долго сохранить живой. Хитроумный рыбак по имени Зема Бен-Мади поймал ее на крючок на глубине 255 метров недалеко от одного из Коморских островов. Чтобы доставить столь редкостную добычу до берега живьем, рыбак пропустил длинный шнур через пасть и жабры рыбы и отпустил ее обратно в море, размотав веревку (чтобы целакант мог плыть за лодкой на той глубине, которая ему нужна). Вот так, на буксире, Бен-Мади доставил латимерию к берегу, а там ее посадили в небольшую лагуну, отгороженную камнями от берега. И начался праздник! Вокруг самодельного бассейна с пленницей собрались жители не только деревни Мутза- муду, откуда был родом удачливый рыбак, но и окрестных деревень. А серо-голубая рыба длиной в полтора метра и весом 40 килограммов лениво ползала по дну лагуны на своих плавниках-лапах, и большие глаза ее светились в темноте...

Но с наступлением рассвета стало ясно, что латимерия совершенно не выносит солнечного света. Бассейн спешно накрыли брезентом, и рыба забилась в самый темный угол. К полудню ей стало совсем плохо, она передвигалась с большим трудом, и, наконец, перевернулась кверху брюхом, твердо решив околеть. Прилетевшие с Мадагаскара на самолете французские ихтиологи (рыбаки вызвали их по телеграфу) застали кистеперую рыбу уже при последнем издыхании. Ее погубил, по всей видимости, перегрев - ведь там, в ее родных глубинах, солнце и не греет, и не светит, да и вода куда холодней... Плюс к тому - давление, у поверхности моря оно оказалось слишком пониженным для пленницы... Все эти причины, вместе взятые, и привели к смерти рыбы. Но вскоре жителям Коморских островов удалось поймать еще одну латимерию. Эта прожила подольше, в баке с морской водой ее погрузили на самолет и оперативно отправили в Париж. Но рыба до Парижа живой не долетела - издохла в пути. Стало совершенно ясно, что эту очень чувствительную к малейшим переменам внешних условий рыбу живьем в Европу не доставить, и в аквариуме содержать ее тоже вряд ли получится. Отсюда следовал вывод: данные о жизни латимерий можно получить, если только наблюдать за ней в естественной обстановке, то есть под водой. На Коморские острова стали прибывать многочисленные экспедиции - французские, английские, американские, итальянские, японские... Но как только факт существования этой необыкновенной рыбы был установлен, французское правительство забеспокоилось (в то время Коморские острова принадлежали Франции), что латимерия, обитательница, так сказать, французских "заморских территорий", опять попадет в руки иностранцев, минуя "родных" французских ученых... Целакантовые рыбы были объявлены достоянием государства, охоту на латимерий строго-настрого запретили (островитянам предписано было чистить велосипедные камеры все-таки наждаком), а для вывоза каждого экземпляра за пределы Комор требовалось специальное разрешение верховного комиссара островов, заверенное, ни много ни мало, правительством Франции... Были выпущены почтовые марки Коморских островов с изображением латимерии. Оно же было отчеканено на большой алюминиевой пятифранковой монете Коморских островов 1984 года.

Несмотря на строжайшие ограничения, экспедиции многих стран все же вели наблюдение, фотографирование, кино-и видеосъемку латимерий в естественной для нее среде обитания. Благодаря работе этих ученых и стало известно, как живут в своих глубинах эти удивительные рыбы.

Итак, целакант. Или, если называть ее латинским научным названием - Латимерия Халумна. А еще - кистеперая рыба... Почему одно и то же существо носит столько разных названий? В общем-то, все эти наименования латимерия носит по праву и они вовсе не являются какой-то загадочной тарабарщиной, как может показаться непосвященному человеку. Ученые-систематики вообще терпеть не могут лишних и ненужных слов, у них, систематиков, всегда все точно и на своем месте. Все очень просто. Целакантом рыбу кличут за полые и мягкие шипы, торчащие из ее позвоночника вверх и вниз, шипы, которые у остальных рыб обычно бывают твердыми и костными ("целакантус" в буквальном смысле переводится как "полый шип"). Латимерия - это название, как уже говорилось, было дано профессором Смитом в честь мисс Латимер, хранительницы Ист- Лондонского краеведческого музея. Халумна - так по-латыни звучит название реки Чалумна, недалеко от устья которой латимерия впервые в истории попала в сети. А кистеперыми называются все ископаемые рыбы, у которых грудные и брюшные плавники напоминают лапы и могут служить для ползанья. Только вот все кистеперые рыбы являются в прямом смысле этого слова "ископаемыми", ибо давным-давно вымерли, а рыба-целакант, она же латимерия, жива, словно в издевку над миллионолетьями!

Присмотримся к латимерии повнимательнее, глазом натуралиста. Взрослые особи достигают длины в 130 сантиметров и весят около 30 килограммов. В живом состоянии эта рыба имеет серо-стальную окраску со светлыми пятнами на боках; тело у нее толстое, хвост сжатый с боков и очень мощный, трехдольчатый, с маленькой лопастью на конце (так называемым "флажком"). Тело покрыто, как броней, тройным слоем крупной квадратной чешуи (отдельные пластинки налегают друг на друга, наподобие черепицы на крыше). Все плавники, кроме переднего спинного, - мясистые чешуйчатые лапы, напоминающие небольшие весла или кисти рук. Мозг у этой рыбины мал (занимает лишь сотую часть объема черепа) и сплошь заполнен жиром. И вообще, все подкожные клетки латимерии густо насыщены жиром, он продолжает выделяться даже спустя несколько недель после поимки рыбы. Итальянский ученый Франко Проспери, участник одной из самых первых научных экспедиций по изучению целаканта, автор потрясающей книги "На Лунных островах", предположил - уж не этот ли обильный жир помог рыбе пережить столько геологических катастроф?.. Образ жизни латимерии скрытен. Обычно она обитает на большой глубине, но в темное время суток поднимается в верхние слои моря. С наступлением дня опускается обратно в холодные глубины. Там у нее сильно замедляется обмен веществ, что позволяет этой рыбе дольше сохранять энергию. Там, в холоде и мраке, латимерия охотится на кальмаров и на рыб. Умея быстро плавать лишь на короткие расстояния, латимерия предпочитает охотиться из засады. Она прячется в укрытии за скалой или в расселине между скал, и бросается на добычу так стремительно и внезапно, что у той нет никаких шансов на спасение. И хватает добычу мощными челюстями с крупными острыми зубами. Латимерия держит в зубах пойманную рыбу до тех пор, пока та не умрет, а потом съедает. Латимерия умеет также и подкрадываться к жертве, медленно ползя вдоль ложбин и проходов, и для маскировки прижимаясь к скалам. Потом вновь - бросок, ну а дальше вы знаете.

Целакант имеет, как и все рыбы, плавательный пузырь - небольшой кожистый лоскут, заполненный жиром. Имеет некое подобие легкого. Обладает специальным спиральным клапаном в кишечнике - очень древним приспособлением для замедления прохождения пищи... ну просто все, буквально все в этой рыбе устроено для наилучшего выживания! Кстати, глаза латимерий, строго говоря, не светятся: под сетчаткой глаз у них есть блестящий отражательный слой, и они сверкают в свете фонаря, подобно кошачьим глазам...

Латимерия - живородящая рыба и производит на свет уже вполне сформировавшееся потомство. При вскрытии пойманных самок было видно, что их брюшная полость заполнена двумя десятками "икринок" или "яиц" размером с апельсин каждая. Икру (яйца) самка вынашивает больше года. Глазастенькие зародыши латимерии - длиной в 30 сантиметров - являются точной копией родителя.

Эта уникальная рыба обитает, как уже говорилось, только в водах Коморских островов (в северной части Мозамбикского пролива, между Мадагаскаром и африканским континентом), а если быть точнее - только у островов Большой Комор и Анжуан, где они часто попадаются рыбакам. Самый первый экземпляр, попавший в сети у берегов Южной Африки, был, по всей видимости, заблудившимся: по каким-то неясным причинам он заплыл за три тысячи миль от родных, коморских, вод (не иначе, для того, чтобы удивить ученых и ошеломить обывателей). А на самих Коморах рыбаки ловят латимерию на удочку, используя в качестве наживки кусок рыбы или кальмара. К сведению бакинских рыболовов (так, на всякий случай): латимерия хорошо клюет на глубине от 150 до 400 метров, в период с сентября по апрель, и только ночью...

Несколько лет назад телезрители всего мира могли увидеть на экранах уникальные кадры. Японским операторам удалось снять живую латимерию. Японская экспедиция выловила близ берегов Мадагаскара два экземпляра (весом в 60 и 65 килограммов) на глубине 300 метров. Пойманных рыб отвезли на заранее подготовленное песчаное мелководье, где были поставлены яркие осветители. Там, под лучами мощных прожекторов, рыб засняли на высококачественную цветную (японскую) пленку. Полученный фильм позволил зоологам как следует рассмотреть своеобразный способ плавания латимерий, что ранее было невозможно сделать. Большинство рыб волнообразно изгибает тело или отталкивается от воды ударами хвоста. У латимерии и тут все "не как у людей". Латимерия вообще не использует свой мощный хвост для движения - лишь только для коротких, чисто спринтерских рывков (когда нападает на добычу из засады). Латимерия гребет всего двумя плавниками, похожими на лапы, - тем, что над хвостом, и тем, что под хвостом. Одновременно изгибаясь то влево, то вправо, плавники дают рыбе необходимый толчок. А грудные плавники взмахивают несинхронно, они направляют движение и поддерживают равновесие тела в воде. Остальные же плавники вообще неподвижны... Такой вот своеобразный "латимерия-стиль". И выяснить это удалось, повторяю, лишь благодаря фильму, снятому японской экспедицией. Однако сразу же после съемок обе рыбы погибли, ибо не вынесли условий мелководья и нагретой прожекторами воды... Немецкое общество охраны диких животных мрачно пошутило по этому поводу: "Если исследования целакантов и дальше пойдут таким же образом, то кистеперые скоро действительно вымрут".

Мы, люди, привыкли как-то легкомысленно относиться к понятию "время", сделав его предметом шуток и героем анекдотов, но... 400 миллионов лет - это огромный срок. За этот срок значительно изменилось лицо Земли, прошло несколько геологических эпох, совершенно иными стали очертания континентов, неузнаваемо изменились океаны, исчезли одни горы и родились другие - а латимерия осталась такой же, какой и была тогда, 400 миллионов лет назад. У нее, судя по всему, свои отношения со временем...

Скелет грудных и брюшных плавников латимерий поразительно схож с пятипалой конечностью сухопутных позвоночных (лягушек, например, или ящериц). Палеонтологические находки позволили достаточно полно восстановить картину превращения скелета плавника ископаемой кистеперой рыбы в скелет пятипалой лапы ископаемой, грубо говоря, лягушки. Потому и господствовало долгое время в науке мнение, что появлению лап у сухопутных позвоночных животных способствовало ползанье древних кистеперых рыб по земле. Дескать, некоторые водоемы пересыхали, и многие из рыб, в них обитающие, погибали. Но находились особо жизнелюбивые и упорные особи; они, задыхаясь и напрягая все силы, переползали в соседние водоемы, переползали на брюхе, отчаянно помогая себе плавниками. В таких условиях воздушный пузырь модифицировался в орган дыхания атмосферным воздухом. И от подобных "ползунов" якобы и произошли первые амфибии, сочетающие в себе явные признаки рыб и земноводных, обладающие вполне сформировавшимися передними и задними конечностями, каждая из которых оканчивалась пятью крепкими пальцами (хотя, если быть точным, у первых амфибий бывали лапы и с шестью пальцами, и семью, и даже с восемью!). Но за последние 20 лет ученые выяснили, что лапы у рыб возникли еще в воде, задолго до их выхода на сушу; на этих лапах рыбы ползали по морскому дну; позднее такие конечности очень пригодились на суше. От теории "пересыхающих водоемов", якобы стимулировавших выход рыб на сушу, тоже отказались. Сейчас в ходу иная теория: древние рыбы выползли на сушу оттого, что в воде было мало кислорода, зато имелось много конкурентов, а на суше "эмигрантов" ждали воздух и свобода... Что ж, может быть, оно и так. Новейшие воззрения ученых подтверждаются многими современными примерами. "Шагающих" рыб мы можем найти и сегодня - хотя бы так называемых рыб-клоунов, обитающих в тропических и субтропических морях Мирового океана. Эти во многих отношениях удивительные рыбы живут обычно среди коралловых рифов или в водорослевой чаще. Они покрыты пятнами и всякими причудливыми кожными выростами, похожими на пучки мха, глаза рыб-клоунов могут двигаться независимо друг от друга, как у хамелеона, и, подобно хамелеонам, рыбы-клоуны умеют сливаться с окружающим фоном... Убежденные хищники, рыбы-клоуны приманивают добычу на специальную "удочку" с фальшивым "червяком" на конце... Но это еще не самое поразительное. На своих грудных и брюшных плавниках, очень похожих на человеческие руки, рыбы-клоуны умеют в буквальном смысле этого слова х о д и т ь по морскому дну! А клоуны, живущие среди водорослей, имеют даже цепкие "пальчики" на концах плавников, чтобы цепляться ими за растения! Двоюродные родичи клоунов, морские нетопыри (тоже обитатели тропических и субтропических морей), рыбы с огромной плоской головой и коротким туловищем, также имеют грудные и брюшные плавники, похожие на руки или на лапы, и успешно ходят с их помощью по дну! А что касается пересыхающих водоемов... Далеко не все рыбы умирают, оставшись без воды. В Южной Америке, Африке и Австралии водятся поразительные рыбы, называемые двоякодышащими. Они обладают двойным дыханием, потому что имеют и жабры, и легкие. Обычно двоякодышащие рыбы живут в воде, как и положено всем порядочным рыбам. Но во время засухи двоякодышащие зарываются в грунт пересохшего водоема, сворачиваются клубком и впадают в спячку, и дышать при этом начинают легкими! Когда же вода возвращается, эти удивительные рыбы оживают, разворачиваются и вновь переходят на жаберное дыхание... На мелководьях тропических морей во множестве водятся илистые прыгуны - забавные существа с телом рыбы и головой лягушки. Большую часть своей жизни илистые прыгуны проводят вне воды! Они умеют ползать на брюхе, усердно перебирая грудными плавниками, а также высоко подпрыгивать. Очень часто забираются на высокие коряги и сидят там, прилепившись брюшной присоской... Некоторые южноамериканские пресноводные сомики тоже могут подолгу обходиться без воды, они выползают из рек и озер и залезают - довольно высоко - на ветви деревьев! Известный польский путешественник Аркадий Фидлер как-то раз был сильно ошеломлен, увидевши в джунглях деревья с сидящими на них многочисленными сомиками! Прямо как у Стругацких - "на дереве сидела сумасшедшая рыба"... А что касается рыбы анабас, обитающей в водоемах Индонезии, то она по утряночке любит вылезти из воды и попутешествовать по суше, проползая сотни метров от водоема к водоему и перебираясь через камни и стволы поваленных деревьев; анабас может находиться вне воды, во влажном воздухе, до нескольких суток...

Но, что бы там ни было, а открытие латимерии произвело немалое потрясение в умах. Упомянутый уже профессор Дж.Смит сказал как-то: "Открытие целаканта показало, как мало мы, в сущности, знаем о жизни моря. Верно сказано, что господство человека кончается там, где кончается суша". А знаменитый российский фантаст Кир Булычев так охарактеризовал латимерию: "Древняя вымершая рыба. Правда, ей забыли сказать, что она вымерла, потому латимерия и жива"...

Да, вот еще что. Естественный цвет латимерии, как уже говорилось - серо- стальной или темно-бурый. Многие авторы, описывающие латимерий первыми, упоминали ярко-голубой или ярко-синий оттенок окраски этих удивительных рыб. Но это было просто отражение синего тропического неба в блестящей чешуе латимерий. В этом есть какой-то философский смысл, вы не находите? Всю жизнь таиться в привычной бездне, будучи серым или бурым (неприметным, короче говоря)... а потом тебя вдруг выдергивают на поверхность моря, в совершенно неподходящие условия, и напоследок ты становишься красивой, блестящей, ярко-синей... Последний привет этому миру от рыбы, которой забыли сказать, что она вымерла.

26.11.2011   природа  

Просмотров: 744

Loading...

другие статьи из рубрики природа
5 сентября 2015
Тихая охота
Записки натуралиста, видевшего "море Лама" сверху, сбоку и снизу


реклама

это интересно
Loading...