Общественно-политическая газета
Сейчас в Баку 19:16

главная | хроника | политика | экономика | точка зрения | общество | за рубежом | культура | спорт
медицина | образование | история | простые вещи | телегазета | интервью | турклуб | за горизонтом | люди | очерк | природа

"Работа модели похожа на работу артиста - зрителей не волнует, какое у тебя настроение..."

На вопросы "Эхо" отвечает фотомодель Мехрибан Родригес, живущая и работающая в Лос-Анджелесе

05.11.2011   интервью  

О.БУЛАНОВА
  "Работа модели похожа на работу артиста - зрителей не волнует, какое у тебя настроение..."  

У этого интервью довольно интересная предыстория. В мае этого года в газете было опубликовано интервью с Ширин Полипчук, молодым талантливым историком, которая со своей внешностью легко могла бы сделать карьеру фотомодели. В том интервью Ширин, в частности, сказала, что "девушек хвалят за то, к чему они не приложили никаких усилий" и что о фотомоделях думают как о красивых дурочках. Это интервью прочитала Мехрибан Родригес, в девичестве Кязымова, которая живет в Лос-Анджелесе и работает фотомоделью в известном агентстве. Она связалась с нашей редакцией и вступила в полемику по поводу этих утверждений. Беседа с ней показалась нам интересной, и в итоге получилось это интервью.

- Почему вас задело утверждение, что на подиуме и в журналах работают только красивые дурочки?

- Потому что это не так! Среди моделей абсолютно такое же количество умных и глупых, как и среди всех других профессий! Нельзя делать вывод об уме человека по той профессии, которую он выбирает. Конкретно в адрес той девушки-историка я не хочу сказать ничего плохого, она, видимо, просто попала под действие стереотипов. У нас ведь как считают? Если блондинка - значит, глупа как пробка. Если танцует стриптиз, значит, распущенная донельзя, если фотомодель или манекенщица, значит, тоже без мозгов да еще и жизни легкой хочет. А это тоже не так!

- А разве мало глупеньких девочек, которые считают, что профессия модели - сплошное удовольствие?

- К сожалению, таких немало. Но я еще раз повторяю - умных ровно столько же, сколько и глупых. Да, многие считают, что быть моделью легко и просто, знай себе, позируй фотографу, красуйся в выгодных позах и получай бешеные деньги. На самом деле это адский, каторжный труд! О работе манекенщиц я ничего сказать не могу, потому что никогда манекенщицей не была - ростом не вышла, во мне всего метр семьдесят, а вот о работе моделью могу рассказать очень много. Во-первых, строжайший режим дня. Подъем когда в семь, а когда и в шесть. Занятия в тренажерном зале до седьмого пота, плавание, пробежки и прочее. Работа со стилистом, визажистом, инструктором по пластике, а это все люди, и у всех свой характер, и с каждым нужно находить общий язык, чтобы не было склок и сплетен. Склок и сплетен хватает среди самих моделей, потому что опять же все люди, у всех свои амбиции, кто-то завистлив сверх меры, он готов и ножку подставить, чтобы выбиться наверх. Кто-то действительно глуп, кто-то обладает неуживчивым характером... Да мало ли чего еще! Потом работа с сотрудниками, которые подбирают тебе одежду. Когда готовую, тогда еще ничего, а когда для тебя что-то специально шьется, то это многочисленные примерки, которые выматывают не хуже полевых работ. Потом работа в студии, с фотографом. Работа многочасовая, тяжелейшая, изнуряющая. Думаете, так легко изобретать многочисленные позы, в которых выигрышно смотрелось бы не только лицо, но и фигура, и одежда на ней? Повторяться в позах нельзя, особенно если это рекламные съемки для каких-то брендов. Тут, конечно, и работа фотографа должна сказываться, потому что одну и ту же позу можно при разном освещении подать по-разному, и фотомодель каждый раз будет смотреться по-новому. Так что когда та девушка-историк сказала, что девушек хвалят за то, к чему они не приложили никаких усилий, вот это меня задело прежде всего. Еще какие усилия нужно прикладывать! Потому что не всегда тебя природа наделяет безупречной красотой, эту красоту нужно еще умело подчеркнуть и умело подать.

- Из тех трудностей, что вы перечислили, что для вас является самым сложным?

- Работа с фотографом. Потому что фотографы - люди тоже очень разные. Кто-то понимает, что ты человек и не можешь, к примеру, в течение долгого времени находиться с поднятыми руками - они элементарно затекают. Если тебя жалеют и дают периодически отдохнуть, то тогда жить еще можно, а если тебя воспринимают исключительно как живую вешалку или живой фон, то нужно просто закусить губу и терпеть. При этом никто не учитывает твое настроение: в каком расположении духа ты сейчас находишься, выспалась ты или нет. Голодная ты или нет, может, у тебя неприятности. В любом случае, ты должна быть с улыбкой на лице или в том настроении, которое нужно фотографу для выполнения его задумки или заказа. В этом плане работа модели похожа на работу артиста - зрителей не волнует, какое у тебя настроение или жизненная ситуация, ты должен их развлекать, такая у тебя профессия, ты сам ее выбрал, так что изволь соответствовать.

- Но вы с такой горечью перечисляли все эти сложности, что так и подмывает спросить: если все так тяжело, зачем тогда вы выбрали эту профессию? Не проще ли ее поменять?

- Да я, в общем-то, не жалуюсь, просто вы сами спросили, что для меня самое сложное. Да, я сама выбрала эту профессию и менять ее не собираюсь. Мне она нравится, я от нее получаю удовольствие.

- Да еще и платят, наверное, немало, плюс возможность лицезреть себя в журнале...

- Я понимаю ваш подтекст. Многие считают, что модели таким образом удовлетворяют свою жажду в славе, в поклонниках, тешат собственные амбиции. Конечно, приятно, что твое лицо красуется на глянцевых страницах. Не скрою, когда мне было лет четырнадцать, я хотела попасть на журнальные страницы только для того, чтобы все смотрели, ахали и восхищались. И чтобы мальчик, в которого я была тайно влюблена, а он не обращал на меня ни малейшего внимания, понял, как он был слеп. Но это все были глупые детские мечты. Не сочтите меня за этакую умничающую особу, но у меня есть своя философия. Я считаю, что фотомодель призвана нести людям красоту и добро. Это прежде всего. И если природа наделила тебя некими данными, то не использовать этот Божий дар во благо людям - грех. Для чего-то же Бог дал тебе красивую внешность! Только ради того, чтобы привлечь хорошего парня, выйти замуж и нарожать детей? Так у нас в Баку, в принципе, любая дурнушка замуж выйдет, если родители ей подберут хорошую партию, особенно если ее семья имеет какой-то материальный достаток или определенное положение. Нет, я думаю, тут дело в другом. Кому-то Бог дает талант музыканта, кому-то - стихосложения, а кому-то - внешность. Все это надо использовать во благо людям, я так считаю!

- И вы считаете, что модели в гламурных журналах несут людям добро и красоту? Их же, этих журналов, тысячи! И все они пустые и безликие, их никто не читает, потому что там нечего читать. Их только рассматривают, и как раз такой контингент, который мало думает о добре и истинной красоте.

- Я согласна, я сама эти журналы не читаю, точнее, не рассматриваю для своего удовольствия, только в силу производственной необходимости. Но кто сказал, что модель - она только в журналах? А как же работы великих фотографов? Вот, например, была до Второй мировой войны и после такая фотомодель, которая первая в мире получила титул супермодели, ее звали Лиза Бернстон-Фонссагривс. Кроме того, что ее фото публиковали самые престижные журналы, она служила моделью для снимков великих фотографов своего времени. У меня есть чудесный альбом - "Американские фотографы ХХ века", он издан в США. Я его часто рассматриваю и жалею, что ушло время черно-белой фотографии, она все-таки намного выигрышнее цветной, потому что как бы обобщает образ, что-то подчеркивает, выставляя все только самое интересное, что-то, наоборот, скрывает. Так вот, Лиза была музой многих фотографов, они создавали настоящие шедевры, которые потом экспонировались на выставках, они и сейчас экспонируются. Что же это, по-вашему, если не красота, которая должна служить людям? И не добро, потому что все те снимки необыкновенно добрые. Там нет никакой агрессии, никакой пошлости, ничего такого, чем полны наши современные журналы. Там даже нарочитой чувственности - и той нет, и тем не менее там все женщины сексуальны до невозможности. Так и хочется одеться, как они, и подражать им в позах и жестах. Я с трудом удерживаю себя, чтобы не подражать тем моделям. Да если бы даже и захотела, все равно ничего не получилось бы. Во-первых, это были какие-то другие женщины, другой породы. А во-вторых, к сожалению, поменялась стилистика фотографии, поменялись модные позы и образы, даже выражения лиц. Я, наверное, человек страшно старомодный, но мне кажется, что пик популярности модных журналов пришелся на 50-е годы, и ничего лучшего, чем то, что было создано тогда, уже создано не будет. Все, что делают современные фотографы в модных журналах, это либо перепевы со старых образцов с учетом современных требований, либо постмодернизм, от которого лично меня воротит. Потому что превалирует погоня за сиюминутной модой, за чем-то сногсшибательным, а истинная красота остается за кадром.

- Как же в этом случае ваше желание нести красоту и добро, если современные журналы этой красоты и добра не несут?

- А я мечтаю, что встречу такого же фотографа, как, к примеру, та же Лиза Бернстон в лице Ирвина Пенна. Он не просто боготворил ее, он ее снимал и создал целую галерею необыкновенных фотопортретов. Но пока такого фотографа на горизонте, увы, не наблюдается.

- Кстати, о фотографах. Многие родители, особенно в Азербайджане, стране с твердыми семейными устоями, категорически не хотят, чтобы их девочка становилась моделью, объясняя это тем, что фотограф обязательно ее соблазнит и все такое прочее. Как вы можете прокомментировать это мнение?

- Оно в корне неверно! И я даже знаю, откуда оно берет истоки. Оттуда же, откуда мнение, что в театре грязь и разврат, что стать актрисой - значит стать падшей женщиной, куртизанкой. Это мнение идет из девятнадцатого века, от романов любимого мною Эмиля Золя. Да, в его время это так и было. Но сейчас между актрисой и падшей женщиной ни в коем случае нельзя ставить знак равенства. Это штамп, укоренившийся в сознании людей, особенно старшего поколения. Точно таким же штампом является мнение, что фотограф спит со своей моделью. Так и хочется сказать: люди, дорогие, у этого несчастного фотографа такое количество моделей в день, что он на женское тело смотрит как гинеколог - как на объект работы. Причем даже тот фотограф, который работает с обнаженной натурой. Он на эту натуру смотрит не как на женское тело, а как именно на натуру. Там включаются совершенно другие механизмы восприятия. Так что в этом смысле бояться за девочек не стоит. А вот когда нужно пробиться куда-нибудь повыше, стать лицом какого-то бренда, там может быть все, что угодно. Мужчины, которые сидят там, они, как фотографы, на женское тело еще не насмотрелись, им еще интересно. Но и это тоже не обязательно. Одна девочка из нашего агентства стала лицом одной косметической фирмы безо всякой постели. Просто на ее лицо обратил внимание глава фирмы, она вызвала у него какие-то ассоциации, но, тем не менее, был проведен кастинг, и девочка получила контракт.

- У вас типично восточная внешность. Вам это мешает или помогает?

- Не мешает и не помогает. Мое лицо - это данность. А если учесть, что последнее время в Америке есть определенная склонность ко всему этническому, то, наверное, все-таки даже помогает. Вы посмотрите, девушки каких национальностей получают звания "Мисс мира", "Мисс Европы" и прочих конкурсов! Креолки, турчанки, венесуэлки, испанки... Почему? Потому что мир устал от однообразия европейских лиц. Я ничего не имею против европейцев, отнюдь! Но согласитесь, что в восточных женщинах больше разнообразия и яркости. Поставь рядом норвежку какую-нибудь, даже самую красивую, и кубинку, к примеру. Понятно, тоже не уродину. На кого обратят внимание в первую очередь? Европейская красота безлика, потому что черты лица правильные, а значит, в них нет шарма. Шарм появляется тогда, когда имеется легкая неправильность, отход от стандартов.

- Как вы стали моделью?

- Моя подруга-бакинка, талантливая, самобытная девочка, нащелкала мои портреты, фигуру в интерьере в разных красивых нарядах и поместила на одном из фоторесурсов в Интернете. Я очень удивилась, когда мне стали поступать различные предложения из модельных агентств. Когда я приехала в Москву поступать в институт, я пошла в разные модельные агентства. Они меня разочаровали практически все. Где-то под модельные агентства маскировались вообще публичные дома, где работали явные непрофессионалы. Московский модельный бизнес оказался далеко не таким красивым, как о нем принято думать. Сейчас любой бизнесмен создает свое модельное агентство, девочки из которого больше похожи на девочек по вызову или, в лучшем случае, на эскорт. Основной доход агентствам дают корпоративные вечеринки с показом. Иногда такие показы проходят даже в банях. Несложно догадаться, что потом за этим следует. Большинству моделей неважно, каким способом зарабатываются деньги, важно, что они зарабатываются. Для меня все это было совершенно неприемлемо. В принципе, становление модельного бизнеса в России только начинается. А пока... Пока это только способ хитрым девочкам устроить свою жизнь, найти богатенького "папика". "Папикам" же престижно, чтобы любовницей была топ-модель. В итоге я разместила свои фотографии в англоязычном Интернете. От этого толку было уже больше. А потом, после окончания института, я попала в Америку...

- А как вы туда попали? На каком основании вы там живете? У вас есть гражданство?

- Расскажу - не поверите! Я выиграла грин-карту по Интернету! И я знаю еще одну молодую женщину здесь, в Лос-Анджелесе, которая тоже выиграла грин-карту таким же образом. Она из Симферополя. Вообще я всегда хотела поехать в Америку. Не потому, что все сюда стремятся, как говорится, за длинным рублем. Я по натуре первопроходец. Если б я жила веке в восемнадцатом, когда в Америку стали переселяться европейцы, я была бы среди них первой. Меня очень привлекает все новое, новые возможности, новые страны, новые города. Я бы квартиры даже каждый год меняла, честное слово! И меня не пугает, что это новая страна, с новыми обычаями. Я очень легко привыкаю к любым условиям. Я могу жить хоть в хижине, хоть во дворце, и мне везде будет комфортно.

- А как к вашему переезду отнеслись ваши близкие?

- Как к этому могут отнестись азербайджанские близкие? Я выслушала массу всякого разного и, что характерно, в основном, не от родителей, а от прочих родственников. Родители, в общем-то, смирились довольно быстро. Особенно когда узнали про грин-карту. Они рассудили грамотно и мудро - американское гражданство еще никому не мешало. А когда узнали, что мне удалось устроиться в солидное агентство, которому уже шестьдесят лет, масса дочерних компаний, в том числе в Лос-Анджелесе, и у которого строгие принципы, они обрадовались. Я сама обрадовалась, потому что ни о каких сексуальных притязаниях здесь речь не может идти в принципе, за это можно в тюрьму загреметь. Агентство называется "Ford Models". Одна из его главных задач - поиск новых талантов. В 1980 году "Ford Models" запустил ежегодный интернациональный шоу-проект по поиску новых лиц, он называется "Ford Supermodel of the World". Это был первый такой проект в истории модельного шоу-бизнеса. Он продолжается и по сей день, благодаря ему я и попала в агентство. Сейчас этот проект является самым престижным в модельном бизнесе и охватывает около пятидесяти стран.

- Вы собираетесь возвращаться в Баку?

- Пока я могу работать моделью - не собираюсь. Век модели довольно короткий, максимум лет до тридцати пяти, и только если сумеешь сохранить свое лицо и тело в нужной форме. Я всячески стараюсь это делать.

- Пластическую операцию как один из вариантов сохранить лицо вы для себя в будущем рассматриваете?

- Ни в коем случае! На этот счет у меня строгое мнение. Я не собираюсь навязывать его всем остальным, но считаю, что пластическую операцию человек может применить только в трех случаях: когда нужно избавиться от врожденного уродства типа заячьей губы, когда нужно привести лицо в норму после нечастного случая - автокатастрофы или пожара, и когда ты - не дай Бог, конечно! - участвуешь в программе по защите свидетелей. Во всех других случаях вмешиваться в творение Господа недопустимо! Тем более недопустимо это делать из-за желания стать красивее или моложе. Даже если быть молодой и красивой - это основа твоей профессии. Есть масса других способов. Здоровое питание, например. Наш организм - не топка паровоза, чтобы запихивать туда все, что горит. Жирное, соленое, мучное, алкоголь - это все до добра еще никого не доводило. Потом занятие физкультурой, но не спортом, спорт только губит человека, профессиональный, я имею в виду. Здоровый сон, часов по семь в день минимум. Хотя лично я знаю людей, которым достаточно и пять, и других, которым и восемь - мало. Тут все индивидуально. Плюс счастливая личная жизнь. Если женщина не любит сама и не любима, она не сможет сохранить свою красоту. Мне в этом плане повезло, я всегда буду красивой! (Смеется).

- Ваш муж американец?

- Он по национальности испанец, родился в Испании, но с детства живет в Америке. Я ничего не имею против американцев, так сказать, американского происхождения, но они, в основном, люди достаточно холодные. А я все-таки девушка южная! Когда я встретила Хосе, я поняла, что это моя судьба! Он полностью разделяет все мои увлечения, пристрастия, взгляды на жизнь. Это очень важно, чтобы человек понимал тебя, чтобы с ним было интересно общаться на вербальном уровне.

- И вы хотите сказать, что когда перестанете работать моделью, ваш муж согласится уехать с вами в Баку?

- Он уже был в Баку и ему очень понравилось. Ему понравился город, люди, мои родители. Правда, я не знаю, понравится ли ему жить в Баку, но это покажет жизнь. У него очень востребованная профессия, которая везде будет нужна - он юрист, занимающийся экономическими вопросами.

- А что будете делать вы, когда закончите карьеру модели?

- Я по профессии экономист. Так что моя профессия тоже не даст мне умереть голодной смертью. Еще я увлекаюсь фотографией, хожу на курсы. Я увлекалась фотографией с детства. Я думаю, у меня получится заниматься этим профессионально.

- Могу биться об заклад, что вы отдаете предпочтение черно-белой фотографии.

- Да! Об этом несложно было догадаться, слушая мои эмоциональные рассказы о Лизе Бернстон и Ирвине Пенне. Я с гордостью могу похвастаться, что одна моя фотография была даже опубликована в журнале "Elle". На ней - обнаженная модель сидит на лугу, а на первом плане не в фокусе головка подсолнечника. Она частично закрывает фигуру, которая, тем не менее, четко прочитывается. Сзади - закат, который освещает фигуру в контровом свете. Очень любопытная получилась фотография.

- Сами вы снимаетесь в обнаженном виде?

- Для себя и для своих друзей фотографов - да, для журналов - нет. Принудить меня к съемкам в стиле "ню" нельзя - это четко оговорено в моем контракте. В Америке в этом плане строго, все следуют букве закона. Нужно только очень грамотно составлять контракты и очень внимательно их читать, прежде чем подписывать. Мне повезло, мой муж всегда очень пристально следит за теми документами, которые я подписываю.

- Он не ревнует вас, что вы снимаетесь для друзей в обнаженном виде?

- Ну, во-первых, я снимаюсь для друзей не только в обнаженном виде, в обнаженном - как раз редко, больше их интересуют портреты. Во-вторых, мой муж - современный, нормальный человек, который четко разделяет искусство, работу и личную жизнь. Кроме того, он достаточно долгое время консультировал один модный журнал и прекрасно понимает специфику работы и фотографов, и моделей. Он много раз присутствовал на моих съемках, видел, какой это каторжный труд и как это все вообще происходит. Но, самое главное, он, в отличие от многих моих земляков, не ревнив, потому что уверен в себе и доверяет мне. Ревность появляется у мужчины в двух случаях: когда он комплексует на свой счет и когда не верит своей женщине. У моего мужа в этих двух вещах полный порядок!

- Что, на ваш взгляд, главное в работе фотографа?

- Взгляд фотографа. Я знаю много фотографов, которые простыми камерами делают шедевры. Конечно, иметь профессиональную камеру, которая имеет много сервисных функций, помогающих настраивать экспозицию, лучше, чем иметь "мыльницу", но если ты не видишь кадр, не чувствуешь композицию, ты можешь иметь самый крутой аппарат, но у тебя ничего не получится. Тот снимок, о котором я рассказала, я сделала камерой SONY А-590, это не самая крутая камера, но журнал ее взял. Сейчас у меня другой фотоаппарат, лучше, не буду называть марку, чтобы не посчитали рекламой, но не потому, что моя "сонька" перестала меня удовлетворять, просто муж подарил.

- На ваш взгляд, любой человек может научиться фотографии?

- Научиться пользоваться фотоаппаратом может любой, получить, так сказать, теоретическую основу и практические навыки. А вот стать фотохудожником может не каждый, а только тот, у кого есть к этому талант, как, скажем, к живописи. Настоящий фотограф от простого человека отличается тем, что видит то, что не видят другие и каждый день проходят мимо. Вот, допустим, я. Я не поклонник репортажной съемки, я не хожу по городу с камерой и не щелкаю незнакомых людей в интересных неожиданных ракурсах, меня не интересуют какие-то сюжетные сценки. Меня интересуют постановочный портрет, обнаженная натура, город, пейзаж, но больше игра света и тени. Один раз, это было сразу же после того, как я приехала в Америку, я шла по ночному городу. В Лос-Анджелесе растут деревья типа наших чинар. Была ночь, фонарь освещал кроны деревьев, и на асфальт ложились тени от резных листьев. Каждый день люди это видят, но представить, что это может быть фотографией, могут не все. Я видела это и в Баку, но тогда у меня была обычная цифровая "мыльница", ею такой кадр не сделаешь, здесь нужна большая выдержка, которую дает только хорошая камера. Вот в этих случаях профессиональная камера, безусловно, выигрывает. Но опять же: не увидишь "картинку" - пройдешь мимо. Настоящий фотограф увидит, и вот этому взгляду научиться невозможно.

- Что самое важное в работе модели? Кроме внешности и удачи, конечно?

- Упорство и труд. Если ты хочешь чего-то добиться, достичь задуманной цели, нужно, прежде всего, ее четко обозначить и прилагать все возможные усилия для ее достижения. Очень важны пластика, артистизм, умение ощутить и удержать образ. Невероятно важен профессионализм фотографа. Девушка может быть сколь угодно красивой, артистичной, но если фотограф не понимает, что он делает, если он просто отрабатывает время, если в нем самом нет изюминки, если он не брызжет идеями, не видит кадра, ничего не получится. К счастью, у нас таких фотографов нет. Все ребята очень талантливые, думающие. Что касается внешности, то она не является определяющей, потому что кому-то она нравится, а кому-то нет, сколько людей, столько и мнений. Обязательно нужно сочетание внешней привлекательности с внутренней красотой, с богатым духовным миром. Важна яркая индивидуальность души. Тогда твою внешность заметят и фотографы, и модельные агентства, и журналы. И успех обеспечен. Вот поэтому меня так задело то выражение - "красивые дурочки-фотомодели".

- У вас есть жизненное кредо?

- Мое кредо - нельзя унывать ни в коем случае! Уныние - это вообще смертный грех, так, кажется, написано в Библии. Я считаю, что любая, даже самая горькая неудача посылается тебе для того, чтобы чему-то тебя научить. Это урок. А за любой урок нужно быть благодарной.

05.11.2011   интервью  

Просмотров: 420

Loading...

другие статьи из рубрики интервью
1 октября 2016
Настоящий бакинец
На вопросы echo.az отвечает Камилла ШАХБАЗОВА, дочь заслуженного строителя, уникального...


реклама

это интересно
Loading...