Общественно-политическая газета
Сейчас в Баку 00:33

главная | хроника | политика | экономика | точка зрения | общество | за рубежом | культура | спорт
медицина | образование | история | простые вещи | телегазета | интервью | турклуб | за горизонтом | люди | очерк | природа

"Выход на пенсию в 65 лет для хорошего артиста, находящегося в отличном рабочем состоянии, - вещь неприемлемая..."

На вопросы "Эхо" отвечает народный артист, режиссер Марахим ФАРЗАЛИБЕКОВ

29.10.2011   культура  

С. Кастрюлин
  "Выход на пенсию в 65 лет для хорошего артиста, находящегося в отличном рабочем состоянии, - вещь неприемлемая..."  

Летом народному артисту, известному режиссеру Марахиму Фарзалибекову, который проработал в Азербайджанском драматическом театре 32 года, исполнилось 62. Но, как и в прежние годы, он полон энергии и новых творческих планов. В настоящее время режиссер работает над новыми спектаклями "Карабахнаме" ("Правитель и дочь"), "Хуршидбану Натаван", "Шейх Хиябани", "Гачаг Сулейман".

На сцене Сумгайытского государственного драматического театра, к коллективу которого режиссер относится с особым чувством, он готовится поставить спектакль Ильяса Эфендиева "Ты всегда со мной". О том, как ощущает известный режиссер новое время, он рассказывает "Эхо".

- Что такое контрактная основа в театре?

- В репертуарных театрах назрело время реформ. Чтобы выжить, театру необходимо искать новые формы для жизнедеятельности. Одна из новаций, которую с успехом практикуют на Западе, - контрактная система. В российских театрах тоже стала практиковаться такая система. Достаточно вспомнить предложение своему министерству главрежа Театра на Таганке Ю.Любимова. Так что, думаю, что настало время внедрить эту систему и в репертуарных театрах Азербайджана.

- Наверное, как все новое, которое предлагается усвоить коллективу, эта система может давать как плюсы, так и минусы?

- Конечно! Представьте себе, что проработав 32 года в театре, вдруг узнаешь, что зарплату, даже ежедневно приходя на работу, так просто не получить. Деньги за работу в театре режиссеру сегодня можно получить только после сдачи очередного спектакля. Поначалу с этим трудно было смириться, но человек ко всему привыкает. Может быть, со временем механизм этой новой системы работы в театре и даст блестящие результаты, но пока остаются вопросы, на которые нет ответа.

- Показательно то, что контрактная система заключения трудовых договоров отразилась на коллективе. Повысился ли уровень дисциплины, отсеялись ли случайные люди, каким-то образом оказавшиеся в театре?

- Еще одним важным фактором, повлиявшим на уход пожилых людей на пенсию, стало решение об ограничении трудовой деятельности наших сограждан после шестидесяти пяти лет. На мой взгляд, это, возможно, целесообразно, скажем, в отношении рабочих коллективов, но не могу понять его применение в театре. Почему? Актер, работая в театре с младых, как говорится, ногтей, приобретает ценнейший сценический опыт. И если он здоров и полон творческих сил, то и в зрелые годы, выступая на сцене, он может показать образец высокого искусства. Приведу пример. В молодости я ставил спектакль "Хуршидбану Натаван". В спектакле был задействован народный артист Агасадык Герайбейли. В свои девяносто лет он был в отличной форме и перевоплотился в князя в спектакле. Его монологи и реплики насквозь были пропитаны аристократическим духом, а манера держаться была бы одобрены знатоками даже в самых аристократических салонах того времени. Конечно, возраст актера давал о себе знать. Он плохо видел, не так легко, как в молодые годы, выходил на сцену. Но когда играл, мы видели перед собой не больного старика, а молодцеватого, немного франтоватого, средних лет князя. Для чего я все это говорю? Что возрастная планка для выхода на пенсию в 65 лет для хорошего артиста, хорошего режиссера, художника, находящегося в отличном рабочем состоянии, - вещь неприемлемая. Тот же Юрий Любимов, которому без малого девяносто лет, два года назад поставил сложный спектакль "Антигона". И он получился, по видению режиссера, с новых психологических позиций. Я считаю, чем больше режиссеру лет, тем он становится опытнее. То же самое можно сказать и об актере.

- Грузинскому режиссеру Мэлору Стуруа, уволенному по возрасту из грузинского театра, россияне предлагали занять место Любимова в Театре на Таганке, после ухода того из театра...

- В отношении Стуруа как известного мирового режиссера могу сказать, что его уволили из грузинского театра не по возрасту. Больше это связано с политикой. Всегда так было. Если интересы, политические убеждения известного художника не совпадают с политикой правящего класса, то с ним рано или поздно расстаются. С творческой точки зрения для Стуруа, в перспективе дальнейшего развития театрального искусства, видится новый театр. Я тоже пристально слежу за новостями из мировой театральной жизни и понимаю, что пришло время новых театров. Хотя в народе говорят, что новое - это хорошо забытое старое. К примеру, стало заметно, что на сцену стали возвращаться элементы из мюзиклов, которые получили популярность в Америке еще в 50-е годы. В Аздраме стали появляться спектакли, в которых больше стало пластики, движений. И это правильно. В театре, чтобы он развивался, а не топтался на месте, должен постоянно идти процесс новаторского эксперимента.

- В последнее время у зрителя большой интерес стали вызывать музыкальные комедии. Почему?

- И это желание зрителя понятно, повседневный стресс вызывает у человека желание посмеяться и забыть хоть на время спектакля насущные проблемы. Но и теперь, по моему мнению, театр, как и в прежние годы, должен опираться на классику, хорошую драматургию, которая повседневно будет дарить зрителю философию, катарсис. "Медея", "Царь Эдип", "Антигона" и другие спектакли учат человека прикоснуться к проблемам, которые веками волнуют человечество. Это человек и его душа. Вспоминая классику, нельзя нашим театральным постановщикам забывать и отечественную драматургию, с ее высоким пафосом, на которой воспитывалось не одно поколение жителей Азербайджана.

- Можно ли считать постановку на сцене Аздрамы спектакля "Карабахнаме" лично вашей инициативой?

- Пятнадцать лет тому назад, может быть, чуть раньше, наш известный драматург Ильяс Эфендиев написал патриотическую пьесу "Властелин и дочь". В то время начинала разрастаться карабахская проблема. Драматург как бы предвосхитил грядущие события. Он объединил в одну пять хроник о "Карабахнаме", которые существовали в истории Азербайджана. В спектакле только диалоги написаны литературным языком, а описанные исторические события являются документальной хроникой. Поэтому пьеса получила хороший резонанс и стала популярной у зрителя. Однажды спектакль посмотрел наш национальный лидер Гейдар Алиевич Алиев. После спектакля, беседуя с актерами за кулисами, он заметил, что этот спектакль очень актуален. Наши граждане должны знать историю Карабаха. Гейдар Алиев тогда посоветовал чаще вывозить спектакль на гастроли за рубеж и обязательно снять по нему одноименный кинофильм. После смерти нашего национального лидера фильм был отснят, получив название "Судьба правителя", с Фахреддином Манафовым в главной роли. Я тогда подумал о том, что пришло время вернуть пьесу Ильяса Эфендиева на сцену Азербайджанского драматического театра. Конечно, текст пьесы необходимо было обновить новыми купюрами. Особенно те сцены, которые сегодня не звучат. Об этом у нас был разговор с нашим драматургом Эльчином Эфендиевым, который по мере сил помогает театру новыми своими пьесами. Я вспомнил, что Ильяс Эфендиев мне часто говорил, чтобы я никогда не забывал обращаться к этому историческому материалу. Вот я и предложил нашему директору театра Исрафилу Исрафилову и нашему драматургу Чингизу Эфендиеву новое название пьесы Ильяса Эфендиева. Они одобрили мою идею дать новое название исторической пьесе. В процессе репетиций в спектакле была замена половина актеров.

- А кого вы выбрали на роль правителя и его дочери?

- Долгие годы роль правителя играл Алиаббас Кадыров. Но актер скончался, и мы решили на скорую руку дать роль Ильгару Аскерову и его дублеру Кязиму Абдуллаеву. Роль дочери правителя долгое время играла блестящая Басти Джафарова. Прошли годы, и надо было подыскивать новую актрису. Больше остальных подходила Масмя Аслан гызы. После премьеры спектакля я поздравил актрису с правильным видением психологии персонажа.

- По каким характерным признакам вы выбираете на роли актеров. Играет ли здесь роль харизма человека?

- Первое, на что я обращаю внимание, это актерская внешность. Затем, его голос и общий интеллект, с которым актер может преподнести зрителю трактовку роли. Конечно, немаловажным фактором здесь служит и талант. Режиссер всегда старается выявлять талантливых актеров, делая на них ставку. Конечно, мы тоже люди, и не всегда у режиссера получается так, как он задумал, но он к этому стремится.

- Почему вы не делаете передач на отечественном телевидении, особенно на канале "Культура"? Ведь вам есть что сказать.

- Когда на национальном телевидении появился канал "Культура", это не могло не вызвать радости в обществе. На нем стали выступать многие представители нашей культуры, чаще показывать фильмы из национальной фильмотеки. Как ремарку к этому я бы хотел добавить в виде пожелания, чтобы наряду с фильмами с участием известных наших отечественных актеров чаще показывали и спектакли, попавшие в золотой фонд азербайджанского театра. И надо постоянно вести рассказы об актерах, которых уже нет с нами.

- Недавно в Лянкяране прошел второй республиканский фестиваль "Новый театр". Ваше резюме по этому поводу?

- Когда говорят о новом, это еще не значит, что надо снова изобретать колесо. Новый театр, по-моему, это то, как человек понимает новый спектакль. К примеру, когда понятен замысел спектакля и адрес, к кому обращается режиссер со своей постановкой. А когда режиссер не знает, ради чего он ставит пьесу, и войдет ли она в репертуар театра, то это плохой спектакль. Мне понравился спектакль об императоре Нероне и интригах, которые плелись вокруг него, поставленный грузинским режиссером. Я очень удивился, узнав, что эту драму написал малоизвестный осетинский комедиограф Хугаев. Спектакль современен по своему мировоззрению и философскому значению. Когда-нибудь я попробую поставить этот спектакль на сцене Азербайджанского Государственного академического театра.

- Как вы относитесь к бюрократии в театре?

- Бюрократизм в том смысле слова, какой мы видим его в быту, в учебных и научных учреждениях, для театра неприемлем. Дело в том, что каждый театр имеет свои традиции. И когда кто-то пытается там внести какие-либо новшества, то всегда наткнется на сопротивление. Каждый руководитель желает свои идеи реализовать в театре. Но путь к достижению цели нередко тернист, и не каждый сможет воплотить в театре им задуманное. Здесь нельзя, поставив цель, получить точно искомый результат. Он может быть приблизительным или, вообще, не дать никаких результатов. Поэтому новые, предложенные руководством театра пьесы, идеи, для последующего использования их в театре, не всегда смогут быть созвучными и понятными для актерской труппы. Внедрить новое в театре - это всегда трудный процесс. Поскольку никто не знает, выиграют ли в этом случае зритель, актеры.

- Как вы относитесь к идее Азерпаши Нейматова провести фестиваль экспериментального театра "2 плюс 1"?

- Я рад, что наше азербайджанское театральное общество ежегодно проводит мероприятия, нацеленные на выявление молодых талантов для пополнения театральной среды. Поэтому все театры как городские, так и из регионов, стараются принять в этих мероприятиях посильное участие. Проведение подобных фестивалей можно приравнять к проведению олимпиад, где участие стимулирует творческую активность. Здесь, как и в олимпиадах, есть первое, второе и третье места, занять которые всегда престижно. Ведь в результате поднимется имидж того или иного творческого коллектива.

- Что сегодня мешает драматургу, как художнику слова, творить?

- Сегодня нет преград в выборе драматургом темы. Он может писать обо всем, что его волнует. Когда наша страна стала суверенной, мне казалось, что появилась возможность творить и создавать новые романы, пьесы, отображать текущие события с помощью различных изобразительных средств. К примеру, новое в литературе очень быстро появилось в России. Если в Советском Союзе мы знали несколько десятков писателей, то сегодня их уже сотни, работающих в разных направлениях беллетристики. Конечно, если говорить о качестве, то это уже другая тема для разговора. Конечно, некоторые подвижки в этом направлении есть и у нас. Думаю, что со временем в Азербайджане появится новая плеяда молодых и талантливых писателей. Чтобы этот процесс не растягивался на годы, думаю, необходимо чаще проводить государственные литературные конкурсы на заданную тему. Хочу вернуться к нашим писателям, творческий путь которых начинался в постсоветское время. В творческой палитре у части этих мастеров слова проглядывается непонимание происходящих в Азербайджане реформ. Создается впечатление, что они не очень стремятся расстаться с прошлым и заметить зерна созидания в политике, в развитии экономики, в жизнеутверждающих шагах столицы и регионов. А ведь современный зритель и читатель уже созрел для того, чтобы прочитать книгу на злободневную тему или увидеть спектакль, который может взволновать человека до глубины души.

- На какой уровень, на ваш взгляд, вышло отечественное театральное образование?

- Здесь все идет нормально. Единственное, с чем я не согласен, что в творческом вузе проводится заурядная тестовая кампания, как и в других вузах страны. Такая система выбора всегда будет мешать расти в творческом плане актерам, режиссерам, театральным художникам. Эту систему для творческих вузов необходимо отменить. А что получается? Так получается, что, по мнению членов приемной комиссии, недобор поступающим на приемных экзаменах в театральный вуз ста баллов может говорить об отсутствии у поступающего таланта. И ему никогда не стать ни артистом, ни режиссером. Но это же нонсенс! В свое время Агасадык Герайбейли, Алескер Алекперов, Хокюма Гурбанова, Алиага Агаев при поступлении в театральный вуз тоже высокие баллы не получали. А некоторые из именитых наших актеров даже не обучались ни в каких университетах. И тем не менее, они стали большими актерами. А все потому, что школой им служила сама жизнь. Актер во все времена был редким самородком, человеком, обладающим Божьим даром.

Расскажу вам историю, которая приключилась со мной. Я учился в школе в азербайджанском секторе. При поступлении в институт искусств в Баку, мне сказали, что из меня никакого режиссера не получится. Тогда я не отчаялся, а собрал вещи и поехал поступать в театральный вуз в Санкт-Петербург (Ленинград). Первый экзамен, который я сдал, были этюды, затем была экспликация по определенной пьесе. Потом меня забросали вопросами на предмет наличия общего интеллекта. Приемной комиссией был сделан акцент и на наличие у меня сообразительности и фантазии - как я смогу за пять- десять минут поставить небольшую сцену. Мне удалось сдать четыре экзамена, но сложности меня ждали впереди, когда мне, иногороднему, слабо владеющему на тот период русским языком, надо было сдавать письменный экзамен по истории русской литературы. Члены приемной комиссии знали мое трудное положение с русским языком, но заметив у меня задатки будущего режиссера, решили демократически помочь мне при поступлении в вуз. Они распорядились, чтобы Фарзалибекова автоматически пропустили на экзамены дальше. А все потому, что я на предыдущих экзаменах получал хорошие оценки. В городе на Неве мне удалось поступить в театральный институт и попасть в класс великого режиссера Георгия Александровича Товстоногова. Прошло сорок лет, и времена изменились. Теперь для поступающего в театральный вуз главной задачей стали ответы на вопросы по тестовой программе. А это еще одна возможность поступить в специализированный вуз бездарям. Тогда как талант нередко остается на улице. Нужны ли тесты для творческого человека? Это вопрос!

- Теперь поговорим о возможностях стимулирования творчества Национальной премией со стороны не союзов, скажем, писателей, художников, а частных структур?

- Это хорошо, что в среде руководителей частных структур появилось желание материально стимулировать нашу художественную литературу. Значит, среди них работают неглупые люди, с должным патриотическим пиететом относящиеся к развитию творчества в Азербайджане. Все бы хорошо, да дело в том, что частные структуры обычно присуждают премии не тому, кто ее заслужил и кому она действительно необходима, а тому, кому учредители более всего симпатизируют. Другое дело, если говорить о Государственной премии, которую в наше время не мешало бы восстановить в прежних правах. В советские годы она присуждалась человеку за действительно объективные и большие заслуги в разных областях политики, науки, искусства. В то время получить столь высокую оценку своего труда было мечтой каждого писателя, актера, режиссера, художника. Тем более что в состав комиссии, ответственной за выдачу этой премии, входили известные в стране люди и именно в той области, в которой присуждалась Государственная премия. И начиналась творческая борьба за право обладания этой высокой наградой родины. Почему бы снова не возродить эту премию со стороны государства для активизации деятельности наших творческих союзов? Ведь тогда у многих художников появился бы весомый стимул в состязании за звание лучшего в творчестве. Вообще, если говорить о творческих союзах, то они в последние годы стали мало значить для их членов. Потому что человек творческий не ощущает, как раньше, поддержки со стороны своего союза. Да и сами творческие союзы не получают достаточную материальную поддержку со стороны государства. Если говорить простым языком, у наших союзов сегодня хватает денег только на зарплату своим штатным работникам. Понятно, что наступили рыночные отношения, которые учат проявлять инициативу на местах. Но как быть, если это получается не у всех? Не лучше ли государству, как в прошлые годы, взять в руки инициативу и помочь Союзу, руководству которого не всегда легко признаться, что у него ничего не получается, овладеть ситуацией, работая в системе рыночных отношений.

- Какие планы у вас на ближайшее время?

- Я получил приглашение стать главным режиссером Сумгайытского театра, в котором в свое время начинал работать в качестве режиссера. В этом театре я сейчас ставлю спектакль Ильяса Эфендиева "Ты всегда со мной". Это лирическая, очень добрая пьеса. Также у меня в планах поставить спектакль и в своем родном театре - Аздраме. Так что работы предстоит много...

29.10.2011   культура  

Просмотров: 203

Loading...



реклама

это интересно
Loading...